Category: общество

Здравствуйте!

Здравствуйте.

Меня зовут Василий, а «Мои Кольца» - это журнал, созданный когда-то для того, чтобы делиться с друзьями и знакомыми впечатлениями о путешествиях, составляющих один из главных интересов в жизни на данном этапе. Но я не блогер. Скорее, любитель рассказать  о путешествиях друзьям за кружечкой пива. Наверное, поэтому у меня так и не получилось сделать какого-то одного блога, или сайта, или площадки. Это все потому, что путешествия – штука совершенно разноплановая.
Collapse )
Но раз путешествий много, то и таких площадок, на которых о них можно рассказывать,  несколько:
Collapse )
Но одна из основных площадок, пожалуй, здесь, в ЖЖ. Здесь собирается всё - и то, что живет "на Руси" - в виде ссылок, и то, что случается само по себе, с семьей или в одиночку. Попробуем систематизировать  содержание этой странички  по походам, экспедициям, «кольцам» и «концам», оговорившись, что есть еще и непутешественное – есть, например,  литературное, хотя и навеянное путешествиями, а есть и просто трындеж под грифом "не удержался". Итак, оглавление:
Collapse )
Других путешествий больше, они - более короткие, и я называю их "концы".
Collapse )




Отдельно собрал ссылки на разные интервью о путешествиях.
Collapse )

Еще есть ряд текстов, связанных с еще не состоявшимися  предстоящими путешествиями.
Collapse )
Непутешественное.
Такое тоже есть - всякое же случается. Литературный опыт, или просто житейское.
Collapse )
Чего в журнале нет.
Collapse )
Спасибо!
promo kvastravel january 15, 17:01 1
Buy for 10 tokens
Есть. После некоторого дружественного футбола (зачеркнуто) обмена мнениями с издательством, книжка "Были и небылицы" (Серия "Мои Кольца. Мозаики") опубликована в Ридеро, Там она уже есть и ее можно купить, а в Литресах-Озонах-Амазонах и прочих апсторах появится через недельку.…

Историко-географический обзор ВВП. Очерк 7. "Обустройство путей и волоков". Часть 2. "Пути и волоки"

Очерк 7, «Обустройство волоков». Часть 2. Пути и волоки.

В начало (Очерк 1. "Вступление")

К предыдущей статье (Очерк 7.  «Обустройство волоков». Часть 1. "Суда").

  Итак, у нас есть суда. Давайте посмотрим, как на них можно пройти по рекам и волокам, какая нам потребуется помощь, как и кем она может быть предоставлена по пути.  В этом очерке мы постараемся опереться на один, конкретный волок – Пёзский. Во-первых, сам этот волок включает очень многие (все, практически) элементы его обустройства; длительность его существования позволяет проследить и динамику изменения этого обустройства. Во-вторых, он находится достаточно далеко от центров цивилизации, чтобы сохранить эти элементы в неразрушенном виде. Ну а в-третьих, в 2012-м году мы прошли этот волок с экспедицией, так что у меня не будет нужды фантазировать – описанные элементы (частично, конечно) мы видели собственными глазами. Но, конечно, не только этот волок будет нам помощником: кое-что мы подсмотрим и в других, также посещенных нами, местах.

Collapse )

         И опять мы с вами в этом очерке говорили только о волоках и реках; кто такие туземцы, как, впрочем, и кто такие «вы», нам снова оказалось не важно. Все, сказанное до этого момента, абсолютно применимо к любому народу, любому этносу, живущему на рассматриваемой территории, лишь бы она была в лесу и у реки. Но сегодня мы уже видели, что разные части генерируют разный товар. Пришла пора посмотреть на эту разницу. В том числе, и в попытке определить, кто же, всё-таки, «мы». Продолжение следует.


Василий Киреев.

Историко-географический обзор ВВП. Очерк 7- "Обустройство путей и волоков". Часть 1. "Суда".

Очерк 7. Обустройство путей и волоков. Часть 1. Суда.


В начало (Очерк 1, Введение).

К предыдущему очерку (Очерк 6, "Как искать волоки").



               Перед тем, как говорить об обустройстве волоков, давайте посмотрим на пути в целом. Каждый из путей можно разделить на четыре разные части; каждая из этих частей отличается от другой особенностями движения:

Collapse )


               Ну вот, можно от судов переходить к тому, где они плавают, ко второй части очерка  – «Обустройство путей и волоков».

Историко-географический обзор ВВП. Очерк четвертый. Движение по Сибири на примере пути Москвитина.

В начало (Очерк 1. Введение).

К предыдущему очерку (Очерк 3. Лес и степь. Дороги и остроги).


Часть первая, предыстория.


            Попробуем проследить процесс движения по «открываемой Сибири» на примере одного конкретного пути. Для такого анализа очень интересен путь казаков Ивана Москвитина – первого, как считается, европейца, вышедшего на берег Охотского моря. Про первенство поговорим; но факт остается фактом – срубленный на охотском побережье острожок Улья – первое русское поселение на Тихом океане.  Всё, что нам известно об этом походе, известно из нескольких документов:

1. Отписка ленских воевод Петра Головина и Матвея Глебова «с расспросными речами томского атамана Дмитрия Копылова, бывшего на реке Алдане для ясачного сбора и открытия новых земель»

2. «Скаска» казака Нехорошего Иванова Колобова о своих службах на реках Улье и Охоте в отряде Ивана Москвитина.

3. «Роспись рекам и имяна людям, на которой реке которые люди живут, тунгуские роды по распросу Томского города служилых людей Ивашки Москвитина да Семейки Петрова, толмача тунгускова, с товарищи»   — составлен в Якутске в 1641 г., сразу же после возвращения москвитинцев из похода.  Третий документ – самый ранний и полный. Это своеобразный походный дневник, в котором перечислены реки, на которых довелось побывать казакам или о которых они услышали от местных жителей. По этой «росписи» мы и составим маршрут и график движения.

Частично оригиналы можно прочесть тут - https://www.booksite.ru/fulltext/russ_america/02_30_3.html



Итак.

Collapse )

            Вот, собственно, и вся предыстория похода москвитинцев. Так что можно отправляться в долгое путешествие вместе с ними, но это во второй части очерка.


Таймырские рассказы. Волочанка - City, продолжение - 2

к предисловию
в начало рассказа "Волочанка - City"

***
  Отступление историко-географическое.   
    По старинной своей привычке, собираясь на Таймыр, я рассматривал карты. Знаете, занимаясь долгое время историями волоковых путей, мне кажется, я научился сразу натыкаться взглядом на место старинного волока. На Таймыре он просто просится – огромный выступ полуострова хочется, если путь ваш лежит в сторону Лены, «срезать», избегая забитые льдом проливы между Карским морем и морем Лаптевых. Но и сильно на юг не заберешься – там подпирают обрывистые и труднопроходимые Путораны. Вот, чуть севернее этих гор. Из Енисея (куда путь через старую Мангазею в новую – Туруханск, знаком и известен) по Дудинке – в озеро Пясино, Пясиной рекой – до Дудыпты. А там – Авам. Я рассматриваю место возможного волока из Авама в Волочанку, что уже принадлежит бассейну Хеты, и упираюсь в речушку со смешным названием Тагинарка. Точно, тут надо искать: она и ближе подходит к Аваму, и по рельефу удобнее. Как все просто, сказал бы читатель вслед за Эйнштейном. Остается только удивляться тому, что поморы сначала находили эти пути, а только потом их описывали и составляли карты, глядя на которые я и удивляюсь тому, как всё просто.

 
Collapse )

    - Заговорились мы что-то. Время уже одиннадцать, а мне в 4 выезжать – спохватился Слава. Да и я обомлел. Вот так штуку с нами сыграли белые ночи. И баня, наверное, простыла, да и директор не дождался… Ладно, завтра будет день. Директор простит. Наверстаем.

***
окончание следует

Таймырские рассказы. Волочанка - City, продолжение.

к предисловию
в начало рассказа "Волочанка - City"

... Что, поговорим, почему они тут вместе?
***
Этнографическое отступление.
Для человека, далекого от размышлений на тему этнографических путешествий, чтение старых книг может стать в определенной мере шоком – там будут совсем другие географические названия и совсем другие, непривычные  современному уху, имена народов. Любая «история с географией» Севера возрастом 100 и более лет будет изобиловать такими словами, как «остяки», «зыряне», «самоеды». Слово «самоеды» все же достаточно прочно закрепилось в нашей истории, поскольку начинает преследовать нас по пути на восток уже от Архангельска. Преследовать своей необычностью, заставляя лишь через какое-то время усомниться в том, выражает ли оно кулинарные пристрастия обозначенных им народов. Самоеды,  – переделанные поморами на понятный им лад самодийцы: самоеды – самоядь – самоедины – самодины – самодийцы; последнее -  вполне уже научное современное название группы народов, включающих в себя (преимущественно с запада на восток) ненцев, энцев, селькупов, нганасан, а так же ряда саянских, ныне уже исчезнувших, этносов. Правды ради, научным во времена поморских экспансий периода Мангазеи было название «самоедины», или даже  «самодины», но не суть. Главными представителями самоедов, конечно же, являются ненцы: они более многочисленны, более расселены по Северу, от Архангельска до Таймыра, и более узнаваемы. Автору этих строк повезло – в поселке Тазовский,

в музее, нам посчастливилось встретить экскурсовода Ирину, успевшую получить образование в институте культуры в Санкт-Петербурге по существовавшим еще тогда квотам для малых народов, а потом вернуться в родной поселок, в музей. Ценность ее, как экскурсовода, несомненна – часто свой рассказ она сопровождала словами, типа: «общепринято считать так, но вот мой папа, например, делал этак». В своем восприятии этих мест я буду стараться опираться на сведения, полученные от нее, а вам уж выбирать, доверять ли им, или лучше, скажем, Википедии. Но, объективности ради, хочется уберечь пытливого путешественника или читателя от «крючка коньюктуры» - по мере роста интереса к быту и обычаям коренных нардов, растет и встречное стремление этот быт показать любыми, в том числе лубочными, далекими от правды, методами.
Collapse )

Наверное, вот теперь самое время сделать историческое отступление, ибо надо же знать, откуда взялась и почему не иссякает солярка советского происхождения на огромных, в сотни километров от цивилизации – Волочанки, - расстояниях.

***
Продолжение - Отступление историко-географическое - следует.

Таймырские рассказы. Волочанка - City


Волочанка – City
…дети во всех цивилизованных странах
любят играть в индейцев.
А. Эйнштейн.


    Очень часто, попадая в новые места, я машинально в голове напеваю подходящую виду и настроению песенку.  Вот и тут она крутится и крутится, несмотря на все потуги выгнать ее вон.

«Укрыта льдом зеленая вода,
Летят на юг, перекликаясь, птицы,
А я иду по деревянным городам
Где мостовые скрипят, как половицы…»


Collapse )

 Хотя, что значит, говорила? Вот уже в том, что «пополам» есть загадка, нет? Нганасаны – самый древний народ Севера, долганы – самый молодой. Нганасаны – народ самодийский, то есть «двоюродные братья» фино-угров  по уральской «семье», вместе с ближайшими родственниками - ненцами. Долганы – народ тюркоязычный, ближе – к якутам. Что, поговорим, почему они тут вместе?

продолжение следует.

Таймырские рассказы. Предисловие.

Моей Ирке. Не будь тебя, куда б я возвращался?
Таймырские рассказы.
Вы думаете, всё так просто?
 Да, всё просто. Но совсем не так.

А. Эйнштейн.

Я смотрю в карту мира на стене своего кабинета, масштаба 220 км в одном сантиметре,  и только теперь, вернувшись с Таймыра, понимаю логику нанесения на нее тех или иных населенных пунктов. Какой смысл лепить туда, друг на дружку, миллионники Китая или  цепляющиеся границами "спутники" Москвы? А вот Волочанка, например, что на Таймыре, на карте  не зря, хоть и живет там всего 500 человек. Нужно было попасть на Таймыр, чтобы понять, что Волочанка, да и все остальные населенные пункты этой огромной территории, окруженной сибирскими «сверхреками» Енисеем и Хатангой, зажатые «в клещи» Пясиной и Хетой, несомненно, должны присутствовать на картах мира. Попробую рассказать, почему.
  Несколько предложенных ниже рассказов – этакие своеобразные итоги увиденного в экспедиции, прошедшей в апреле – мае 2015 года по Таймыру, стартовавшей в Уренгое на Ямале и приуроченной к 100-летию удивительного перехода спасательной партии Никифора Бегичева. Наш экипаж состоял из четырех вездеходчиков на легком колесном вездеходе «Полюс – 2М»  ( в обиходе  - «Смайлик»)
Collapse )

   Целиком путь Бегичева повторить не удалось, но взглянуть на Таймыр, причем слегка с разных сторон, наверное, получилось.
  Впрочем, все это так с нашей всегдашней оговоркой – всё написанное сугубо субъективно и построено только на личном восприятии. Возможно вы, прочтя эти зарисовки, пойдете в библиотеку, или музей, или сами вдруг попадете на Таймыр, где вам покажется, что всё совсем не так…

Рассказ первый. "Волочанка - City".

О Чехове, теремах и корректности.

  С тех пор, как мы впервые увидели чухломские терема, прошло уже больше четырех лет, а с момента, когда они плотно вошли в нашу жизнь – три с хвостиком.
   Увиденное четыре года назад Осташово поразило, остро захотелось сделать что-нибудь этакое, чтобы попытаться это все сохранить. Но реальное решение действовать пришло в Погорелово.
погорелово
Collapse )

   А Осташево еще не собрано. Но уже сейчас понятно, что оно не станет «хранителем духа». Что бы и как бы мы ни делали, это невозможно – слишком много времени прошло с момента, когда оттуда ушел дух прежний. А место для нового только-только появляется, и оно станет, обязательно станет хранителем нового духа. Но, увы, не прежнего – наши мечты вдохнуть туда сазоновский дух, атмосферу той, возвышенной и столетней жизни – всего лишь утопия. Новый осташовский дух будет другим – другое поколение (даже по отношению к нам, не говоря уж об Анатолии) его создает. Слегка коммерческим, немного интернетовским, чуть-чуть пришлым по отношению к местному населению. Хорошо ли это? Уж всяко лучше развалин четырехлетней давности. Стоит ли горевать? Да нет, не стоит.  Стоит «Вишневый сад» перечитать…