?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Норвегия. Часть 4
kvastravel

в начало
           

10 июля. Просыпаемся не рано. Прямая дорога ведет нас к цели мимо ледника Йостедальс. Дорожка с указателем на природную достопримечательность приводит к смотровой площадке под языком ледника.  Ледник движется со скоростью 4 метра в год, и его состояние меняется вместе с климатом, о чем снова рассказывают огромные информационные табло. Ледник. Водопады. Красота. Дорога неспешными поворотами уходит выше и выше, постепенно сужаясь в ленточку на полторы машины с карманами для разъездов. Но мы уже опытные норвежцы, и в разъездах практически не притормаживаем, разве что уступаем почтительно место многочисленным караванам и малочисленным грузовикам. Опять исчезают деревья, появляется снег. За очередным поворотом  открывается чудный вид на озеро, покрытое остатками голубого льда.  Дорога идет по берегу озера, а с другой стороны на уходящем вверх склоне обнаруживаем пятна снега. Ну как тут не остановиться? Фотосессия,  снежки в шортах и босоножках.  От озера видим вправо поворот со шлагбаумом  и указателем «Далснибба» на грунтовую дорожку, уходящую крутым серпантином вверх. Нам туда, а шлагбаум – чтобы взять с нас денег. Немерянно. И не с машины, а с каждого. Дорожка приводит  на смотровую площадку. Альтиметр показывает 1600. Вид с высоты  полутора километров – это что-то.  Внизу виднеется Гейрангер-фьорд, но как он отсюда выглядит!!!  Собственно, попробуйте поставить друг на друга  три останкинские башни и взглянуть с верхушки на Москву – реку. Нет, на три Москвы – реки. Представили? Открывшийся вид был втрое прекрасней. Дальше начинается медленный спуск вниз, сначала по крутому грунтовому серпантину за колонной велосипедистов (чтобы спуститься вниз, им перед этим надо было вверх забраться!), затем по узкой норвежской дорожке. И так до местечка Гейрангер, со смотровой площадкой над одноименным фьордом. Красота! Интересно было бы посчитать статистику употребления разных слов в этом тексте. На первом месте была бы, наверное, красота, а на втором – водопад. Со смотровой площадки открывается вид на водопад «Семь Сестер». Красота. А на дорогу рядом с площадкой падает маленький водопадик местного значения, и около асфальта «горит» радуга.  Едем дальше. Сначала по борту фьорда, поднимаясь выше и выше, затем вглубь и вверх, минуя туннели и подъемы. Снова  вниз, паром (третье по употребляемости слово) через Норддальсфьорд, и снова вверх  через туннели и мосты, мимо водопадов и красот. Медленно поднимаемся вверх.

Надпись на табличке гласит: Трольстигвеен. Дорога Троллей – это еще одна наша цель. Крутой серпантин – 7 поворотов, за каждым из которых может скрываться тролль. Но их почему-то нет. А есть чудный мостик над водопадом посредине между двумя полными поворотами…  Тролля удается увидеть только в самом низу, да и то не настоящего. Да и дорожный знак «внимание, тролли!» мы тоже где-то пропустили. А  может, их выставляют сами тролли перед своим  появлением, а потом, когда уходят, уносят с собой? Так или иначе,  скатываемся в городок Согге и попадаем на трассу Е139, ведущую в Олесунн.

 Это городок на берегу, где мы планируем  провести две ночи, чтобы посвятить целый день отдыху, совмещенному с прогулкой по городу, аквапарком и посещением птичьего острова Руне  - это еще одна цель, поскольку Лелик со времен Исландии влюблена в «пуфиков» (puffin, он же паффин, он же тупик, он же топорик) – красивая птичка с красным клювом и лапками, летающая над водой по-утиному, а на суше расхаживающая как пингвин, на задних лапках. Лелика так очаровали эти птицы, что она до сих пор считает игрушечного исландского «пуфика» самой любимой игрушкой.
            Днем с нами произошел еще один забавный случай из серии «о пиве». Пообедать в этот день нам выпало в нетуристическом городке в пиццерии из серии «пицца на вынос», где стоят три столика, а через загородку – кухня, где девушки пекут  вожделенную пиццу. Пока они выпекали наш заказ, Ирка Ш. метнулась за пивом. Когда же мы начали его употреблять по его прямому назначению, то есть для запивания пиццы,  старшая девушка предложила прекратить это немедленно, поскольку в ее заведении нет алкогольной лицензии, и их несомненно, закроют. Так и пили пиво в промежутках, пока старшая поворачивалась к печке. Младшие, по-моему, тихонько хихикали…

На подступах к Олесунну нам попадается несколько кемпингов, однако мы хотим город «подпустить поближе» и, как следствие, в него въезжаем. Два кемпинга на въезде решительно отметаются Иркой  Ш. – в них нет удобств. ТомТом радостно нам сообщает, что в черте города есть  еще один кемпинг, туда мы и направляемся, впрочем, без особого энтузиазма, поскольку он практически в центре, единственный оставшийся, да и время к выходным. Так и есть – домиков нет. «Вы откуда?» - «Из России» - «Сейчас попробуем что-нибудь придумать», - говорит высоченный широкоплечий норвежец и садится за телефон. В промежутках между телефонными фразами он поясняет: у них есть телефоны частников, сдающих дома. Это несколько дороже, но и условия получше. «О, вот тут совсем рядом есть частный  домик, 1000 крон в день. Устроит?» - «Надо посмотреть, говорим мы, а по лицам наших дам я понимаю, что устроит. Через 5 минут подъезжает пожилой норвежец на Нисане Микро, и предлагает ехать за ним.  В общем, действительно рядом, но приходится делать такие  «вуаля» по улицам, что, не будь навигатора, я не поручился бы, что найду это место еще раз. Чудесный дом с зеленой лужайкой, огороженный низеньким заборчиком над обрывом, все это на горе с видом на фьорд с гаванью, в которой стоят белоснежные яхты. «И не надо на меня так смотреть, я даже не думал сопротивляться», - говорю я в ответ на откровенные взгляды всего экипажа и протягиваю искомые две тысячи хозяину. «А мангал можно зажечь?», - Спрашиваю я. – «Конечно. Только помогите мне  его перенести». «Вы не поняли. Я просто спросил разрешение, а мангал есть у нас свой, одноразовый» - «Да, конечно, зажигайте. Но если вам нужно, вы можете взять мой большой и угли». Тем временем Егор, помешанный на футболе, говорит что-то типа того, что на таком газончике классно было бы  и  мяч погонять. Норвежец, услышав слово «футбол», тут же предлагает нам мяч. «Нет-нет», -  говорим мы, -  «улетит». – «Ну и что? В прошлые выходные у меня гостили внуки, так они 6 мячей туда запулили. Играйте» - говорит он и бросает  детям мяч. К чести наших детей, они запулили только один. Накрапывает дождь, и пока Ирки возятся с ужином, а дети играют в футбол, я решаю прокатиться по городу и разузнать все о птичьем острове и аквапарке. Но время уже 10 вечера. Мы уже далеко забрались на север, и в Олесунне достаточно светло, поэтому  на улицах много народа, все гуляют,  да и еще что-то типа ярмарки работает, жизнь кипит. Но информационные киоски все закрыты, и из объявлений на них удается узнать, что на птичий остров Руне корабль уходит один раз в день в 6-30 вечера, билеты свободны, а с аквапарком – вопрос. Дело в том, что в одном  нашем путеводителе (кажется, Куке) было написано, что в Олесунне крупнейший аквариум – океанариум под названием Атлантик парк, и что там есть масса возможностей для купания и катания с горок, а в местной брошюрке речь  идет только о наблюдении за морскими животными, а для купания надо ехать куда-то там еще. В том же примерно духе высказывается и Полиглот. Ну да ладно. Главное, что птичий остров вечером, значит, аквапарк за день найдем. С такими мыслями я возвращаюсь в наш чудный домик, где нас уже ждет ужин под бутылочку красненького.

11 июля. Сегодня праздник, поскольку мы остаемся здесь еще на одну ночь, а значит, не надо собирать -  упаковывать вещи,  а также снимать постельное белье, чтобы вечером его снова постелить.  Сначала едем в турбюро, где покупаем билеты на экскурсию на птичий остров. 5000 крон на всех. Вот это да. Но делать нечего – пуфики. Начинаю расспрашивать про Атлантик – парк – аквапарк. Так вам Океанариум или аквапарк? Ага, значит, это все-таки разные вещи. Сначала – аквапарк. Девушка в турбюро  тщательно рассказывает дорогу, и мы понимаем, что это окраина города, бассейн в каком-то гигантском торговом центре. Пока покупаем билеты, пока расспрашиваем дорогу, дети находят аттракциоры. А как же? Дело на центральной площади, ярмарка, значит, и детская площадка, качели-карусели. Билетер останавливает нас сам. "Откуда" - это он на русском. - " Из Москвы" - " а я из Выборга. Ну, пока поговорим, пусть дети катаются" - "а где билеты купить?" - "С  ума сошли? Пусть так идут". Собственно, поговорили недолго. Мы-то ему рассказали про всю поездку, и что видели, и куда путь держим. А он сказал, что его по миру помотало. " А как здесь оказался?" - "Длинная история".

Ну чтож, можно и в аквапарк. Ставим на навигаторе торговый комплекс. Ага, вот он. Сеанс – 2 часа, там дорожки, горка и прыжковый сектор. Как вы думаете, куда пошли дети? Конечно, спустившись разок с горки, они побежали на прыжки. А мы, поплавав по дорожке, уселись на стульчиках наблюдать. Наблюдая за детьми, мы обнаружили кофейный автомат. Но что туда засунуть? Можно монетки определенного достоинства, а можно жетоны. За монетками надо идти в раздевалку, а вот жетоны… может у служащей, которая смотрит за порядком? Спрашиваю у нее про жетоны, она задает традиционное «Откуда вы?», и я понимаю, что кофе мы сегодня пьем бесплатно.  «Из России». Я угадал. «Это подарок», говорит она и наливает 3 чашки кофе.

Пока пьем кофе, в прыжковом секторе разыгрывается сцена. Прыжковый сектор в этом бассейне состоит из 2-х трамплинов высотой 1 метр (стационарный и пружинящая доска), 2-х таких же трехметровых и пятиметрового. На лестнице, ведущей на пятиметровый трамплин, стояла табличка «не входить». Детишек собралось человек семь, они с визгом и брызгами плюхались с 1- и 3- метровых трамплинов, самыми активными прыгунами там были два парня лет 11 и 14, причем старший – эдакая бомбочка,  в стиле которой он и прыгал с трамплина, а с ними была девчушка лет восьми, не уступавшая им ни в чем. Мы для  себя решили,  что девчушка – сестра «бомбочки», а третий пацан – может друг «бомбочки», а может, брат.  Пацаны смело отодвигают табличку и забираются на пять метров. Секунда раздумий – и вниз. Их примеру следуют детишки постарше,  младшие же, в том числе и наши, возятся в воде или прыгают с низких трамплинов. Но вот на 5 метров решает забраться девчушка (сестра). Братья поднимаются с ней. В нерешимости подходит она к краю… и отходит. С ней братья, и видно, что они очень деликатно пытаются сподвигнуть ее  к прыжку, но ни в коем случае не насильно. И она снова возвращается, снова смотрит вниз... И снова отходит. Мы уже увлечены только этим, мы уже встали со своих стульев и подошли к  трамплину. Девчушка снова подходит к краю. Теперь ей мешают многочисленные прыгуны с соседних трамплинов, она боится, что при прыжке зацепит кого-нибудь. Ирка берет дело в свои руки и останавливает всех прыгунов. ( На каком языке? Да не важно, все и так поняли). Но девчушка боится и снова отходит, говорит что-то своему брату и идет дальше к лестнице вниз, спускается на  две ступеньки. Что-то мешает ей уйти совсем. И братья что-то шепчут на ушко. И она возвращается. Уверенно. Мы понимаем, что прыгнет. Пока она идет к краю, Ирка снова останавливает прыгунов. Ей ничто не мешает. Секунда колебаний - и шаг вниз. Победа. Мы устраиваем ей овацию. Лелик, которая только что была безучастна ко всему происходящему, стремительно взбирается на этот трамплин. Теперь замираем мы. Она бежит  вверх и уже на верхней площадке понимает, что все не так просто. Однако, назад дороги нет, и, поколебавшись не более 5 секунд она летит вниз, получая не менее заслуженные овации. Следом прыгает Егор.

Мы смотрим на часы и считаем, что нам пора. "Вам что-то не понравилось?" - это служительница, поившая нас кофе, - "да нет, просто нам кажется, что время вышло" - "да плавайте, еще минут 40". Однако, спасатель восстанавливает табличку "нельзя" на пятиметровом трамплине, но нашим это уже и не нужно - они уже победили. Одеваемся - сушимся, и в центр. Наш птичий корабль находится в той же гавани в центре, где мы только что были. Аттракционы, правда, не работают, но у нас и времени нет. Корабль слегка опаздывает и оказывается небольшим скоростным катамараном. Качать будет... Пока идем по фьордам между островов - вроде, ничего, но когда выходим в открытое море, волна усиливается, набегают тучки, поднимается ветер и начинается дождь. До острова Руне - больше часа пути, и если так пойдет, то никаких птичек не нужно будет не только детям, но и взрослым. Егор укладывается спать, а Лелик - как ни в чем не бывало... И вот птичий остров Руне. Экскурсовод что-то много говорит о птицах, но их названия на английском мне ничего не говорят… В том же Олесунне мы зашли в рыбный ресторанчик, и я обалдел от многочисленных названий рыб. Помогло английское меню вместе со словарем в коммуникаторе, покорившем официантку. Еще бы по-русски знать этих рыбок. Так вот. Птичий остров.  Чайки, бакланы, кто-то еще, похожий на уточек. Может, это пуфики? Нет, у пуфиков, кроме утиной походки («полетки»?) должен быть красный нос с красными лапками.  Чуть не плачем. Разглядываем острова в бинокль (наконец-то не забыли), а тут еще и фотик отказал. Коммуникатор, конечно, снимает, но зумма – то у него нет, а птички далеко. Вот! Пуфик! Целая стайка! Корабль пытается подойти поближе, но птички взлетают краснолапой стайкой. Они! Лелька счастлива. Хотя, надо сказать, В Исландии они были поближе. И покрупнее. Лелику купили второго игрушечного пуфика - в добавок к исландскому – норвежского. Но даже игрушечный норвежский пуфик в полтора раза меньше исландского.

Погода окончательно испортилась. Качает даже в проливах между островами. Что же будет в открытом море? Словно подслушав наши мысли, капитан ведет свое судно не в открытое море, а между островами, проходя в узенькие проходы, обозначенные шестами, в ширину корабля, под мостами, мимо прилепленных к скалам разноцветных домишек и фермочек. Суровая красота. Если бы не дождь. Впрочем, с нашим приходом в гавань он заканчивается. Прожит еще один сумасшедший день.  Продолжение следует