Previous Entry Поделиться Next Entry
Путями поморов. Итоги-2. "Нулевая верста", часть 3
kvastravel
в начало "Нулевой версты"


Пути поморов, которые мы хотели, но не смогли увидеть.


            Вверх по Пинеге-реке, вдоль того же правого (орографически) берега, что и тот, на котором пока еще стоит Чикинский Погост, нужно пройти от Погоста всего 8 километров до места, где Пинега принимает один их самых крупных своих притоков – Ёжугу Пинежскую. Здесь, в заброшенном теперь селе Ёжуга начинались сразу две «дороги» - старинный зимний тракт на Лешуконское, и еще более старинный водно-волоковый путь в Печору и дальше, в Мангазею.


Что, название Ёжуга уже встречалось?




Да-да, та самая Пинежская Ёжуга, ставшая пристанищем депортированных поляков предыдущей части «Итогов» аж на сто верст вверх по реке. Пинежская Ёжуга будет отчаянно петлять, примет в ста километрах от устья приток Ура с одноименным селением – самое удаленное пристанище поляков, указ об амнистии до Уры будет идти невыносимых полгода… но еще полсотни верст по тайге приведут вас к верховьям Ёжуги, где-то тут, точного места не знаю, но в районе притоков Большой Сыв и Падручей, уже на территории современной Коми, должен быть волок в… Ёжугу.



       Зырянская Ёжуга берет начало где-то тут, в этих же болотах, и ведет верст 50 или чуть больше до большой реки, Вашки, в ста километрах выше Лешуконского, стоящего у места впадения Вашки в Мезень. Тут у вас снова выбор – можно от Лешуконского по Мезени спуститься до Пёзы, это еще сто с небольшим верст,  а можно на почти двести верст подняться по Мезени вверх, где у села Родома в Мезень впадает правый приток – Мезенская Пижма.  «Конечно же, лучше спускаться 100, чем подниматься 200», -  подумаете вы, и будете, возможно, правы. А возможно и нет, потому что по «нижнему пути» -  Пёзе -  вам четыре сотни вверх, а по Мезенской Пижме до волока в Ямозеро – двести… Хотя я не исключаю «одностороннего» движения разными хОдами – предмет скрупулезного изучения. Но что-то рано я о Пижме-то начал. Выбор у вас мог появится еще раньше – еще на Ёжуге Пинежской, причем в самом начале – в 15 километрах от ее устья на Пинеге вы встретите ее правый приток – Еюгу. Именно вдоль нее и идет старинный тракт на Лешуконское. И Еюга, и тракт, будут идти вместе еще 15 верст, а потом разойдутся. Трехкилометровый участок тракта, похоже, и служил волоком в речку Колодливая, которая через несколько десятков километров станет… Ёжугой.




          Еще одной, третьей на нашем пути Ёжугой, Мезенской. Впрочем, я не уверен, что волок из Ёжуги Пинежской шел в Ёжугу Мезенскую тут, уж больно прям и хорош этот путь, если смотреть на него по карте. Раз существовала более длинная альтернатива – через Ёжугу Зырянскую – то должна быть на то причина. Впрочем, Ёжуга – распространенное название в Заволочье. Я, когда о депортированных поляках писал, упоминал Ёжугу Кулойскую, которая к этим волокам никакого отношения не могла иметь… Но вот, так или иначе, вы дошли до Мезень-реки, вышли в Пижму Мезенскую и поднялись на двести верст. И снова знакомая картина – теряющийся в болотах ручеек, в который превратилась ведшая вас почти двести верст Мезенская Пижма, петляет в топких берегах болота, окружающего большое, правильной круглой формы, Ямозеро.




Но теряется, не дойдя до него пять километров. А из Ямозера, в пяти километрах, навстречу вам, вытекает… Пижма. Удивительно, да? Две Пижмы – сестры бегут десяток верст параллельно друг другу, на расстоянии пяти верст, а потом расходятся. Мезенская поворачивает на запад, к себе в Мезень, а Печорская – на восток, к себе в Печору. Она и приведет вас к промежуточной цели – устью у поселка Усть-Цильма, в пяти верстах выше по течению Печоры от финиша верхнего, Пёзско-Цильменского водно-волокового пути. Позвольте тут остановиться, поскольку дальнейший путь, по Печоре вверх через волок в Обь уже достаточно далеко отстоит от места, где мы оставили свои, погружаемые в реальном мире на Пинежский лесовоз вездеходы,

пока мы виртуально шли «путями настоящих поморов». Да и дальнейший путь в Обь из Печоры тоже имеет свои нюансы и варианты… Нет, еще ремарка, раз о вариантах. Пижма Печорская так отчаянно петляет, накручивая на штурвалы кочей вёрсты своих изгибов, что и у нее есть альтернатива – берущая свое начало в заболоченных берегах Ямозера речка Мыла, бегущая на северо-восток, в Цильму…

            Собственно, описанный путь Ёжугами мы должны были в рамках «Путей поморов» просто «отметить», пройдя мимо устья Ёжуги по Пинеге вверх. Для того, чтобы увидеть и пройти другим путём, на этот раз западным.

(Путь четвертый).

Пинега-река – Покшеньга-река- Кривые Озера – Пукшеньга-река - Двина

            Конечно, все что я тут написал, может привести к ошибочному впечатлению, что центр Поморья лежит где-то на Пинеге или даже Мезени.  Ничего подобного, Холмогоры    как раз географический центр и столица, хоть и упомянута она мной «с краю». А что, дорогие читатели, любите ли вы столицу? Хорошо-хорошо, вопрос некорректен. Но вот если вы движетесь из, скажем, Воронежа, допустим, в Нижний, будете ли вы проезжать через Москву? Ну, разок, может, будете, в Кремль да на Красную Площадь заглянуть, да с  Воробьевых Гор взгляд бросить. Но транзит через столицу всегда наряжен – ну, там трафик, да государевы люди разные, проверки – задержки. Да и короче километров на 100, хоть расчетчик и быстрее через Москву считает. Вот и Холмогоры, поморскую столицу, объехать бы, если путь ваш в Мангазею начинается в Каргополе. Ну и пусть, что лишний волок,  зато без стрельцов и мытников.

            Если бы наш вал выдержал, мы бы от устья Ёжуги поднялись бы по Пинеге-реке еще на 80 километров, минуя когда-то заселенные кусты деревень среднего Пинежья – Чаколу, Веегоры, Пиринемь, Кургу..

Я каюсь, хотел экспедиционеров завезти в мою любимую Шотову

показать, рассказать, познакомить. В Едому 

свозить, где разрушается Никольская церковь – аналог по конструкции Кимженской Одигитрии.

 

      Но это не  только из тщеславия и субъективного желания – напротив Шотовой Пинега принимает левый приток – Покшеньгу. Впрочем, есть тут одно местечко, где я еще не был. Вот, если бы перед тем, как в Покшеньгу войти, в Едому поехали бы, обязательно бы заскочили. Помните, я в самом начале, когда про Волок Пинежский писал, упомянул, что селище на этом месте упоминается под 1137 годом? Ну да, вместе с Кевроль-городом. Вот тут, на левом берегу Пинеги, напротив – чуть выше Карпогор и находится село Кеврола, центр сегодняшнего сельсовета. Но это не та Кевроль, что была новгородской столицей среднего Пинежья, чуть-чуть не та. Потому, что еще чуть ниже, чуть ближе к Шотовой, есть село Немнюга. А в ней, как и во всех пинежских деревнях, есть околки (или околодки, или концы) – этакие деревенские районы. В современной Кевроле таких околков аж 17, в Шотовой – 13. Так вот, в Немнюге, в околке Погост, сохранились удивительные названия – Воеводский косИк, Посадский косик, поле Казниха, луг Боярщина. Да и воспоминания… «Кевроль-город был там, где Погост. У нас Ильинская церковь зимня (где клуб сейчас), а друга была летня. Старинная, красивая церковь, лиственична. Она ведь без пилы, без гвоздей собрана. Срублена одним только топором: ишше пил не было! А внутри лавки таки больши! Я бывала в той церкви. Окна были – слюда, а между слюдою проволочки. Перед церковью чугунная ограда. Колокольня деревянная рядом высокая. Её потом тоже разрушили. Мы из школы вышли в 1943 году, дак вот она уже в эти годы разрушена была. Допилили её». («Светлое Пинежье»…)

Но мы вернемся в Шотову и войдем в устье Покшеньги. Кобелёво, первое селение и административный центр куста Покшеньгских деревень тоже было когда-то знаменито церковным погостом – двойкой, Георгиевской и Никольской церквами. Но старинные храмы и тут не уцелели, причем еще до эры большевиков – Никольская, освященная в 1706-м, сгорела в 1830м, а Георгиевская, простояв двести лет, в 1887-м. первую восстановили, купив(!!!) и перевезя церковь из Верколы, а вторую отстроили на деньги Иоанна Кронштадского. Да и вокруг названия целая легенда, как некий Кобель поспорил с неким Агафоном, где церковь ставить, на каком берегу. И не придумали ничего лучшего, как пустить в реку икону Николая Чудотворца. Прибило ее к левому берегу; церковь стала Никольской, а село – Кобелёвым. Ладно, вспоминать можно долго… Но путь этот, вверх по Покшеньге, был. И сейчас рыбаки ходят, а на вопрос, «почему?» отвечают невероятно логично: «Дак, всегда ходили…». Минуем деревни Красное и Жабье, знаменитое колесными колодцами, две деревни Кротово напротив друг друга, Малое на левом берегу, а Большое  - на правом, интересное своей свободной, вольной планировкой, и, миновав поселок с удивительным (финским, да?) названием Русковера, и следующим за ним селом Земцово снова попадем в тайгу.

Я это все подробно описываю, как будто весь этот  путь перед глазами. Жаль, что полетел этот злополучный вал. Тут место волока надо искать на месте, или спрашивать местных, как они ходят. Целая система озер, расположенных в верховьях рек, в районе  селения Сылога на Покшеньге, принадлежат разным системам; судя по карте,



волок между некоторыми из этих озер может проходить и по озерным протокам, и составлять менее километра. Говорят, озера эти богаты рыбой, поэтому местные жители, что с Пинеги по Покшеньге, что  с  Двины по Пукшеньге, частые гости на озерах. От Двины, правда, подальше будет, раза в два, чем от Пинеги, под сотню верст. Зато выйдете в Двину этим путем почти прямо к Емецку, Усть-Емце, всего в шести верстах ниже впадения в Двину главного левого притока этих мест, Емцы. И в сотне верст выше Усть-Пинеги, куда пришли бы Пинегой-рекой без волоков. Был ли в этом резон? Если «нулевая верста» ваша в Холмогорах – вряд ли. А если ваш путь лежит с западной окраины «Заволочного Царства», из Каргополя, или вообще с Онеги, тогда - прямой. Да, плюс один волок, но с километр и по озерным протокам, зато минус столица со всеми вытекающими чиновниками, постами, ментами и перекрытыми дорогами в аэропорт. Ой. Я хотел сказать, великокняжескими таможнями.

Раз уж вы оказались в Емецке, то ваш путь дальше, на запад, лежит, скорее всего, по Емце.

(Путь пятый).

Емцой из Двины в Онегу.

Мы и хотели идти Емцой на наших вездеходах вверх по ее течению. Только современных путешественников здесь ждет неожиданное препятствие – Космодром Мирный (Плесецк). Но если вы все еще в  пятнадцатом или семнадцатом столетии, то вам путь открыт  почти до самой Пустыньки – под двести верст. Сам волок я не буду описывать, не был я там. Как не буду описывать и монастырские сооружения, от которых остались корпуса, занятые до недавнего прошлого пациентами психоневрологического интерната. И о полуразрушенной Благовещенской церкви 1719 года постройки тоже помолчу. Пусть ругают государство, власти, коммунистов и демократов те, кто все это видел. Я так не видел ни первого, ни второго, да и третьего с четвертым у нас не было… Но от Пустыньки до ручья Крестового около трех с половиной километров.



Сразу за Пустынькой начинаются Большие Онежские пороги, и путь этот был гораздо более известным и используемым в прошлом, поскольку играл роль не только участка магистрали, ведущей далеко на Восток, этот путь позволял обойти пороги, перекрывающие Онегу в ее среднем течении. И для жителей верхней Онеги ход через волок в Пустыньке был серьезной, практически единственной альтернативой в прямом смысле гибельного хода самой Онегой вниз, к морю. Так каргопольцы могли достигнуть и Холмогор, и спокойной Двиной Белого Моря. Подумать страшно, что было бы, если бы судно великого каргопольского купца Алексея Андреевича Баранова разлетелось бы в щепки где-нибудь на пороге Большая Голова, а не проследовало бы себе мирно Емцой да в Архангельск… Не основал  бы тогда Баранов столицу новой, Американской России, Ново- -Архангельск, что на Аляске, не заключил бы контракт с другим жителем Заволочья, мещанином Иваном Александровичем Кусковым из Тотьмы, что на Сухоне, позволивший Кускову с благословения Баранова дойти по тихоокеанскому побережью и поднять российский флаг над Калифорнией, основав там знаменитый Форт Росс. И осталась бы Россия навсегда без своих американских территорий, без Аляски и Калифорнии… В страшном сне не представить. Ну, или на худой конец, в Лукоморье какое, или Мангазею сходить, если приспичит.

Вот, собственно и все. Нет, закончить свой поход, пройдя Каргополье, мы хотели у брошенного, забытого всеми на свете города Чаронда на озере Воже, соединенном с озером Лача, истоком Онеги, рекой Свидью.



 А тут уж и закончится Заволчье – рядом с Воже уже озеро Белое, с Белозерском, вотчиной Рюрикова брата Синеуса, соединенное Волго-Балтом (ой, опять времена перепутал) вытекающей  из него Шексной Волжской системы и впадающей в него Ковжей, ведущей волоком в Онегу-озеро. Да и Кубена, что впадает в Кубенское озеро, рождающее самую великую реку Севера, Двину, первые пять с половиной  сотен верст до Устюга зовущуюся Сухоной, тоже совсем рядом с Вожегой, что течет в Воже. Любил, видать, Рюрик братишку, что отдал ему центр волоковой Вселенной на княжение.




окончание следует


?

Log in

No account? Create an account