?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Тибет 2007. Дневник 26 августа - 3сентября
kvastravel
в начало

26 августа. Ночью давали дуба… Тщательнее надо готовится к ночевкам на высоте… 8-00 подъем. LR-ы заводятся без проблем, а вот Нисан делает это только с третьей попытки, изрыгая из себя клубы черного дыма. Тем не менее, начинаем движение на первый перевал, продолжая нещадно дымить. На одном из поворотов видим опрокинутый грузовик, оборудованный для перевозки баранов, около которого эти самые бараны и пасутся. Людей рядом нет. Поднимаемся на перевал. GPS показывает 3680, столько же написано на табличке. Карта  врет. Дальше начинается плавный спуск. В Нисане что-то клацает, возрастают обороты и прекращается дым. Ну, и на том спасибо. Природа этой части  тибетского высокогорья своеобразна: То причудливый рисунок трещин и следов деятельности ветра, то вкрапление слюды, блестящей на солнце, то высокие горы, кулуары в которых засыпаны песком. Чувство великости и дикости этих мест одновременно. Проезжаем бессточное плато, вся вода на котором стекает в самое низкое место, где образовалось солончаковое болото. Вся растительность -  отдельные зеленые кочки. Природа сурова, но вместе с тем разнообразна. Пересекаем быструю речушку, мочим в ней ноги. Градусов 5. Моем машины, едим дыню. В путь. Пройдя несколько километров, видим странное сооружение – квадратики,  выложенные из кусочков глины, расположенные полосой вдоль дороги. Потом глина сменяется воткнутыми в песок карандашиками тростника. Останавливаемся, долго гадаем, спрашиваем у Акбара. «Если бы здесь был кто-нибудь, я бы спросил». Решаем, что это сооружение для предохранения дороги от засыпания песком.  Достаточно часто вдоль дороги встречаются развалины домов – бараков. Решаем, что это остатки казарм времен проблем с Тибетом. Постепенно к автодороге справа подходит лэп, а слева – железная дорога, сопровождаемая линиями связи. Эта та самая знаменитая железная дорога Пекин – Голмуд - Лхаса, первая часть которой построена в семидесятых, а вторая, высокогорная, в прошлом году. Между прочим, длина ее 4000 км, последние 1000 проходят на высотах в 5000 метров, поезда с герметичными вагонами проходят этот путь за двое суток со средней скоростью 100 кмчас. Так и едем все вместе – ж.д,  авто, лэп и связь – транспортный коридор Китай – Северный Тибет –Лхаса. Постепенно спускаемся ниже трех км. На подъезде к Голмуду на карте есть большое озеро. Поскольку едем быстро, остается время заехать к нему, порелаксировать чуток… Озеро сильно заболочено, засолено, на берегах стоят солеваренные комбинаты, нещадно коптят, грязь, вонь… такая природа нам не нужна. Вообще, с экологией у китайских товарищей дела обстоят еще хуже, чем у нас. Пригороды Голмуда (Приголмудье?)  На дороге - перевернутый грузовик, вез соль. Все обильно посолено. Около грузовика – Китаец, женщина и ребенок. Крах семейного бизнеса? Едем вдоль частных домиков. Около каждого домика стоит параболическое зеркало, направленное на солнце. В фокусе – полочка, на которой стоит чайник. Конечно, нефти – то нету… Пока едем по Голмуду – видим несколько военных частей. В одной из них – построение и военный смотр. Снимаем на фото из окна машины. Часовой начинает отчаянно жестикулировать и бежит в будку. Через пару минут в зеркале заднего вида появляется полиция. Дяденьки, мы больше не будем, думаем мы, и полиция решает нас не преследовать. Вообще, в Китае запрещено снимать гос. учреждения, а уж армию и подавно. Однажды Лену попросили не снимать на заправке. Голмуд – город военных  и мусульман. Селимся в гостиницу и идем в ресторан. Это китайский ресторан, спрашиваем мы. – не совсем. Уйгурский.– нет. Слегка мусульманский. Это хуэйская кухня. Да. Написалось. Но если это звучит именно так? Наелись так, что две порции курицы с картошкой пришлось забирать с собой. Завтра стол обеспечен. Ну все. Завтра подъем на вторую ступень Тибетского плато и административная граница с Тибетом. Как все будет?

27 августа. За завтраком все дружно начинают меня поздравлять. Точно, сегодня же мой, день рождения. После завтрака в гостинице покидаем ее вместе со своими пожитками. В утренней толчее одна из машин теряется: машина с Гидом из правого ряда резко поворачивает налево. Гид (мы его завеем полупроводник), вдруг вспоминает дорогу. Мы шли сзади и, увидев маневр, успели повернуть направо и развернуться. Сергей же, шедший первым, в зеркало увидел только первую часть нашего маневра (направо!), проехал прямо и на следующем перекрестке повернул направо. Пока мы понимали, что потерялись, закончился радиус действия наших радиостанций (СБ-шки нам в Китай взять не разрешили, обычные воки – токи). Пока созваниваемся друг с другом, пока ждем, проходит время. Встречаемся около центрального парка. Покупаем фрукты в дорогу (они здесь недешевы), в парке идет утренняя зарядка – сотни китайцев проделывают упражнения под музыку, все это напоминает, скорее танец в  китайском стиле. Впечатляет. Нет, мы и раньше видели китайцев,  делающих зарядку, но тут их были сотни! Выезжаем из Голмуда по северо-тибетскому шоссе. В начале пути дороги качество полотна отличное, количество заправок немыслимое и вдоль всего пути вьется знаменитая высокогорная китайская железная дорога. Первый увиденный нами поезд был сфотографирован во всех ракурсах, тогда мы еще не знали, что движение по железной дороге достаточно интенсивное и мы увидем поезда не раз и не два. Довольно быстро набираем высоту и наш Ниссан начинает противиться нагрузке, дымить сильнее, но благодаря умелым рукам начальника транспортного цеха Димы Кутало и неисчерпаемым возможностям пластиковой бутылки проблема решена. Пока мудрили с двигателем, возле нас остановился караван братьев – китайцев, с которыми была устроена фотосессия, обмен наклейками и пр. В особенном фаворе оказалась Светлана. Путь на этом участке представляет собой  дорогу, которая петляет от одного борта долины к другому, то пересекаясь с железкой, то повторяя ее изгибы. Вернее наоборот, автодорога здесь существовала давно, а железную открыли только в этом году (лонели планет писал с сарказмом, что это очередная авантюра китайцев). Набор высоты на этом участке (км 150) – 2500 метров. Перевал через горный хребет, являющийся географической границей Тибетского нагорья, преодолеваемый первым, имеет высоту 5010 по китайской табличке (4980 по нашему GPS). Потому и не любят эту дорогу туристы, что на ней сразу идет колоссальный набор высоты. Небольшая акклиматизация, получаемая вами при подъеме через перевал 3600 к Голмуду (если Тибет – крыша мира, то Голмуд – его чердак, в терминологии Шубного) не спасает, и нас со стопроцентной вероятностью посетит горная болезнь. Дорога местами очень хорошая, местами портится, попадается череда колдобин, ям, вспученностей, провалов и размытостей. Поднимаемся на 5010, двигатели машин отчаянно коптят и не едут (да, в горах дизель не имеет преимуществ перед бензиновым двигателем), начинаем ощущать тошноту и боль в висках. Спуск с перевала очень короток и полог. Географически мы в Тибете. Картина просто изумляет: мы на высоте 4700 – 4900, а перед нами  - ровная поверхность, иногда всхолмленная, иногда ровная, как стол, окаймленная по периметру высоченными горами. В голове не укладывается, что на тех высотах, на которые на Кавказе, да и в других местах можно добраться лишь при помощи туристско – альпинистской техники, где вечные снега, скалы, ледники, мы едем в автомобиле по асфальтовой дороге, а вдоль нее растет трава и пасутся яки. Кстати, их очень много, черных, рыжих, полосатых. Видели сайгаков. Конечно, много и традиционных овечек. Далее дорога продолжает петлять по Тибетскому нагорью, качество ее ухудшается. Попадаются первые тибетские  населенные пункты. Что о них сказать? Очень убогие жилища, очень грязно. Свалок у них нет, все вокруг домов. Тибетцы одеты в тулупы, закутаны в яркие платки. Навстречу попадаются грузовики, украшенные Тибетскими ленточками и флажками, на дверцах машин - стилизованная свастика. Доктор  выдает традиционную горсть таблеток, теперь уже не для профилактики, а для лечения. К вечеру дорога поднимается выше, и мы выползаем на перевал 5230. Административная граница тибетского автономного района. Температура 2 градуса, высота, еще и дождь пошел. Никакой границы нет. Памятник кому – то китайскому, ступы, флажки и ленточки. Снимаем из окна машины – и вниз. Время – 19-00, состояние людей отвратительное. Хуже всего Сергею – он перед этим еще и простудился. До Лхасы – столицы Тибетской автономии. (местные говорят Ласа) – больше 400 км горной дороги. На самом перевале качество ужасное… Грунтовка, дождь, жижа. Хорошо, что джипы! Решаем ехать вниз до тех пор, пока высота не станет 4500, или до Лхасы (высотный оазис Тибета, «всего» 3700). Укачивает, выпиваю драмину и засыпаю. Постепенно спуски становятся длиннее подъемов, и на высоте 4570, около 12-30 съезжаем с дороги и ставим лагерь. Спать. Да, день рождения же. Есть коньяк. По глоточку – и спать. Нет. Акбару звонит его начальник, директор его турфирмы, обеспечивающей нам получение документов,  Кийом. У трех участников проблемы с разрешением на въезд в Тибет. Почему? У них бизнес-визы в Китай. Полиция не понимает, почему бизнесмены путешествуют по Тибету, а не занимаются бизнесом. Но все визы получены по одному приглашению! Да. Это ошибка посольства Китая в Москве. Договариваемся, что напишем письмо о том, что их компания знает, чем они занимаются. Но письмо должно быть отправлено из Москвы. И должно быть завтра к началу дня. Чушь. Но делать нечего, звоню Светлане Соколовой. Света делает нужные документы, передает их по e-mail Кийому. Вот теперь спать.  


28 августа. Просыпаемся в 8-00. Акбар говорит, что Кийом всю ночь прождал документов. Их нет. Нет и сотовой связи – ушла за ночь куда – то. Звонок по спутнику Свете. Бедная! В Москве 5 утра… все отправлено... Договариваемся, что максимально рано Света отправит эту дребедень по факсу. Спасибо тебе, Светлана! Пока собираем лагерь, к авто подходит семья тибетцев. Наивные дети гор! Они не говорят ни на каком языке, кроме тибетского. Дети все время прячутся от камеры. Только демонстрация чудес техники и пара конфет делает их сердца мягче. По e-mail  Едем дальше. Попадаются пункты контроля. Это будочка посреди тибетского селения, около дороги стоят полицейские и армейские офицеры. Все машины останавливают, проверяют права у водителей, возможно, что-то еще, поскольку каждый раз в будку заходил Акбар, и выдают бумажку с временем проезда пункта. На следующем пункте у вас проверят время его прохождения, и оштрафуют, если вы приехали раньше, чем нужно. Таких пунктов было 4 или 5. Дорога постепенно снижается, с плато попадает в ущелье реки (Большая Ласа), и, петляя вместе с ней, приводит в Лхасу. Очередной культурный шок. С этой стороны Лхаса большой китайский город. Сначала промзона, потом автосалоны, потом супермаркеты и о чудо! Дворец Потала. Проезжаем дальше, и попадаем в старую тибетскую часть. Здесь наша гостиница.

28 августа вечер. Мы в Лхасе. Представить себе невозможно, что этот город, как и весь Тибет, был закрыт для иностранцев до 1988 года! С прошлого года китайцы сделали доступ в город свободным (если прилетаете на самолете, то вам не нужно никаких разрешений, правда, они нужны, если собираетесь выехать из города, или собираетесь приехать сюда по земле). Гостиница, где мы селимся, 2 звезды, зато в старом тибетском квартале. Собственно, этот квартал, дворец Потала, да монастыри - все, что осталось тибетского в этом городе. Китай наступает решительно и бесповоротно. Во время культурной революции китайцы многое разрушили в Тибете, сейчас происходит восстановление разрушенного, но в каком-то лубочном виде. Китай же наступает своими супермаркетами, количеством пришлого, не тибетского населения, Лхаса разрастается вширь в виде типичного китайского города. После перевалов в 5000 и ночевки на 4500 чувствую себя  в Лхасе неплохо (3700 всего), но, поднявшись на 2 этаж с чемоданом, долго борюсь с одышкой. Идем ужинать в тибетский ресторан. Сырный суп из яка,  отбивная из яка, барбекю из яка… но вкусно! После ужина народ уходит на вечернюю прогулку в город. Я – в Интернет. Вообще, Лхаса – наиболее туристический из всех виденных нами городов. Здесь есть Интернет, здесь говорят по-английски. Здесь цены на 2-звездочную гостиницу больше, чем в Сиане на 4-х. Спешите в Лхасу, пока она не стала совсем китайской!


29 августа. Отсыпаемся и в 10-00 идем ко дворцу Потала. Первая неожиданность – попасть можно только завтра вечером. ОК. Бронируйте. – Паспорта. Упс. Наши паспорта в полиции на оформлении очередных разрешений. Звоним гиду, он с курьером присылает наши паспорта, бронируем тур, отсылаем курьера назад. За то время, пока занимаемся формальностями, имеем возможность наблюдать тибетцев, обходящих дворец, непрерывно вращающих молельные барабанчики. Часть тибетцев обходит дворец методом простирания – т.е. ложатся на землю, встают, переходят на место, где были руки, снова ложатся и т.д., при этом на руках  у них дощечки, на теле одет фартук, поднимаясь, они не забывают протянуть руки для подаяния. Второе место паломничества – монастырь Дрепунг. Там раньше (до китайцев) было до 7000 монахов. Сейчас - 500. Это – центральный монастырь Тибета, здесь обучались Далай  - Ламы. Едем туда на рейсовом автобусе. Экзотика. Едем туда - автобус довозит нас до поворота к монастырю. Дальше туристов ждут монастырские грузовички, в кузове которых оборудованы сиденья для 10-12 человек. Это чудо, отчаянно рыча, чадя и пыхтя, взбирается в гору со скоростью пешехода. Но лучше плохо ехать…И вот  мы в монастыре. Снаружи трудно оценить его размеры, поскольку он расположен на склоне, и видна все время лишь часть его. Входим внутрь и попадаем сначала во дворики с разными постройками, затем в небольшие залы, где стоят статуи разных Будд. В каждом зале сидит монах и получает от 10 до 20 юаней за фото. Китайская штучка… В каждом зале курятся благовония, горят свечи из ячьего масла, около изображений Будды стоят плошки с водой, чтобы Будда мог попить, и иногда фрукты – поесть ему. От зала к залу красота и пышность убранства возрастают, начинаешь понимать величие места. В конце концов, приходим в зал, в котором монахи читают молитвы. Каждый свой текст. Монахов больше полусотни… Провели в монастыре около 4 часов. Нет, это не лубок, что-то в этом есть. Пока гуляли, потеряли Диму Кутало. Оказывается, его к себе в келью затащил монах, накормил цампой (тибетской похлебкой из молотого жареного ячменя на молоке яка). После  монастыря идем кушать. В ресторан приезжают Дима Туголуков и Ирина Пруцкова. На велосипедах. Я так и не понял. Как они нашли ресторан, где мы сидим. Они сегодня прилетели из Сианя в Лхасу. Вся команда в сборе.

29 августа, вечер. Первая и последняя вечеринка всей командой. Завтра должен уехать Паша. Мы нагнали свой график, все разрешения, пермиты, пропуска на руках. Звонок  Акбара. Местная полиция не дает последнего, самого простого разрешения на передвижение по Тибету. Почему? Не знает никто. У них система такова, что на разрешениях ставятся подписи десятка официальных лиц. Нет подписи одного. Грозит это  эвакуацией из Тибета по пути попадания в него. Может, денег хочет китайский товарисч? Акбар становится свирепым. Мы все вместе пойдем в полицию, будем кричать и требовать встречи с пекинскими властями, мы дойдем до Президента… Ладно. Все будем решать завтра. Пока пьем свежепривезенную водку, поем песни, спорим о том, что надо было сделать по-другому в организации тура, чтобы все шло, как надо. (В  консерватории что-нибудь поменять). Раньше, в ресторанчике встретили команду из Новосибирска, которая едет на джипах в Катманду. Непальскую границу они пересекут 1-2 сентября. Дорога, по их сведениям, проходима (этот год – аномальный по количеству осадков в этих местах, с непальской стороны все смыто – размыто, даже в сухом Тибете нас  время  от времени сопровождает дождь). Рождается  безумная  идея  - отправить  Пашу с Ириной через Катманду. Джип до границы – пожалуйста. 5-6 тыс юаней. Однако! Звоним в Москву. Билеты Катманду – Москва только бизнес – класс. 1700 долларов. Идея не проходит.


30 августа. Утро проходит в орг вопросах – На LR Берестова давно свистит бензонасос. Надо купить. Сначала деньги поменять. Ха. Без паспорта нельзя. Паспорта все еще в полиции. Тогда снять с карточки. Идем с Леной опустошать банкоматы. На центральной улице они только visa или местные. Ходили час. Черт, надо было сразу ехать в Банк оф Чайна. Там куча банкоматов, все  европейского типа. Тем временем выяснили, что марки Ленд Ровер в Лхасе никто не  знает. Слегка прошлись по старому городу. Колорит! Торговцы хватают за руки, в лавках готовится какая-то еда, тут же шьют, вяжут, паяют. Около трех приходим во дворец. Металлоискатели, проверка паспортов. У вас час, чтобы все посмотреть. Бежим… Дворец Потала – резиденция Далай – Лам. Все они, за исключением последнего, который в изгнании, и еще одного, который умер в другом месте,  здесь и похоронены. Каждый в своей ступе, в саркофаге из золота, чем больше золота, тем уважаемее был Далай – Лама. Самая большая гробница содержит 3700 кг золота. Снимать нельзя. Вообще, Потала построен в 7 веке, перестроен в 17, имеет 115 метров высоты, 13 этажей и 999 комнат. Состоит из двух частей  - Белого дворца, где была приемная Далай – Ламы, его жилые покои и рабочие помещения правительства, и красного, где все захоронения и религия. Красный гораздо больше. Как и в Дрепунге, поражает красота внутреннего убранства, тонкость росписей, и запах горящего ячьего масла и благовоний, непривычный носу европейца. Красота, за исключением туалета, впрочем, русского человека туалетом  не удивить. Просто у них это даже во дворцах. К слову, туалетной бумагой они тоже вряд ли пользуются (из личных наблюдений). Впрочем, все это мелочи по сравнению  с величием и великолепием дворца, особенно если убрать вокруг него (мысленно!) китайские кварталы и представить, что дорог здесь до последнего времени не было, и вообще, Лхаса открыта для иностранцев только с 1988 года. Китайские же товарищи не придумали ничего лучше, чем установить напротив Поталы монумент, наподобие рабочего и колхозницы…Это они следуют за нами в фарватере,  сначала с трудом разрушая и завоевывая, а потом с не меньшим трудом восстанавливая. И у нас, и у них из этого все больше и больше получается  лубок. Отвлекся. На выходе нас ждали две новости. Хорошая – последняя подпись стоит! И еще одна: по тибетским правилам нас должен сопровождать специальный тибетский гид. Один, общекитайский, Акбар, у нас уже есть. Вопросы. Куда его девать? Где он будет спать? Кто за все .то будет платить? Я не знаю, что, каким тоном и на каком языке сказал им Гена. Акбар остался один, получив статус тибетского гида.
19-00. Едем. Нет. Отпускаем народ на небольшой шопинг. 20-00. Вот теперь едем. Выезжаем из Лхасы в сторону Шигадзе. Шикарная дорога вьется вдоль речки Лхасы, вниз по ее течению, до впадения в главную реку Тибета – Цанг-По, это ничто иное, как верхняя часть Брахмапутры. Теперь едем вверх по ней. Стемнело, угадываются очертания массивных гор, освещаемых сквозь тучи полной луной. Горы то подходят близко  к реке, образуя теснины, по борту которых вьется дорога, то расступаются, образуя широкую, поросшую лесом (на высоте 3700 – лес, блин) долину. Как жаль, что едем в темноте! Подумать только, всего в 80 км от нас слева – цепь Гималаев, граница с Бутаном!  Проезжаем поворот на аэропорт. Он в 100 км от Лхасы.
Принцип контроля тот же – на посту проверка документов (Акбар предъявляет пермиты и права водителей), затем выдается бумага со временем, когда мы должны пересечь следующий пункт. Ехать надо не быстрее 60 – ти… Лучше остановиться, и под Луной съесть арбуз. Дима! Где арбуз? Нет, это горох!!! Достается по кусочку.  Дорога постепенно портится, пару раз в поворотах шарахаемся от грузовиков, идущих посредине. Однако исчезают и пропускные пункты. Вернее, пункты остаются, люди из них исчезают. Нелегалам на заметку. Около 2 часов ночи въезжаем в Шигадзе. Это второй по величине и значимости город Тибета. Гостиница забронирована с дороги. Приезжаем. Темно, но двери открыты. В дверях на диванчике спит дядя. Процесс побудки занимает минут 30, заснято на камеру. Уже одним эти действом Акбар заслужил чаевые!

 

31 августа. Шигадзе. В гостинице только европейцы. Завтрак континентальный (чертовы французы – жрать охота). Остаемся здесь на весь день, вызываем гида из местного агентства. Хороший парень, к его английскому языку  привыкаем довольно быстро. Завтра должна уехать Ира. Спрашиваю у портье,  как добраться до аэропорта Лхасы (это 200 с небольшим км).Нет проблем!  Хотите – такси, 500 юаней, хотите – паблик бас, 55 юаней, 7 часов. Хотим. Нет проблем, после обеда забронируем. Запомнили. Идем сначала в монастырь Тошилунбу (?). Сейчас это один из самых значимых монастырей, 700 монахов, основан в 1400 – каком-то году. Вообще, Шигадзе – место обитания Панчен -  Ламы, второго после Далай – Ламы по значимости. Поэтому в Шигадзе есть и дворец, как две капли воды похожий на Поталу, только меньше, и монастырь, где покоятся панчен – ламы, причем один из них собрал останки 4-х других и похоронил в «братском» саркофаге. Вообще, Панчен – лама дружит с китайскими властями, а посему живет большей частью в Пекине, приезжая в Шигадзе раз в год. В ответ на лояльность, придется согласовывать реинкарнацию Панчен- Ламы с Пекином…Кушаем. Еда – супер, а вот антисанитария… Впрочем, чистота в Тибете – вещь условная. Мужчина, который мочится на проезжую часть на главной улице Шигадзе – зрелище, увиденное  дважды. Дети и более серьезные нужды справляют на тротуар (смотрите под ноги. Хотя тогда вас может сбить велосипедист, а то и автомобиль, решивший проехать там же. Смотрите везде.)  После обеда едем на «дачу» Панчен – Ламы. Роскошный дворец, росписи на стенах, продолжается реставрация, и можно смотреть, как работают художники. Уникальный труд. Удивительное место еще и потому, что любой желающий может посетить тронный зал или зал медитаций за 15 юаней. Можно ли у нас войти в зал заседаний Синода? Честно говоря, просто не знаю. И опять запах горящего ячьего масла и деньги, лежащие стопкой, или разбросанные вдоль изображений Будд. Кстати, в монастырях люди оставляют пожертвования везде, все усеяно мелкими купюрами. Оказывается, можно не только класть деньги, но и брать их, если вы особо нуждаетесь. Можно взять деньги и в том случае, если вы студент, и вам не хватает заплатить за учебу. Спросите только разрешение монаха.  Около одного Будды в монастыре Тошилунбу видим склад ручек и карандашей. Это студенты перед экзаменом просят Будду помочь им. Уставшие, покидаем летний дворец Панчен – Ламы. Часть народа движется в центр города погулять, или походить по магазинам, а мы берем местного гида покупать билет на автобус. На автобусной станции нам говорят: иностранцам нельзя. Только через турагенство. Возвращаемся в гостиницу. Забронируйте нам билет. Иностранцам нельзя. Тогда такси. Такси запрещено выезжать за пределы города. Иностранцев здесь может возить только специально аккредитованные агентства.  Есть вариант отвезти Ирину на своей машине, но тогда сбивается график. Выход снова предложен Акбаром. Он находит джип, готовый везти Ирину в аэропорт за 700 юаней, но только рано утром, когда темно и нет полиции. Черт, почемы мы должны прятаться, когда есть все разрешения и все легально? Ноу проблем. Легальный джип турагенства обойдется в 2000 юаней. Пошли к черту. Едем в 4 утра за 700. Можно пободаться, по китайским законам паблик бас не может отказать иностранному гражданину в посадке, но мы решаем, что лучше не рисковать, есть шанс не уехать вовсе. Завтра ранний подъем, Ирина в 4-00, мы в 7-00 должны покинуть Шигадзе.

Да. Обнаружена первая потеря. Нет сумки с сувенирами. Скорее всего украдена при погрузке в Лхасе…Ужасно жалко, поскольку  там были сувениры, купленные непосредственно в мастерских Сианя, в том числе фарфоровые статуэтки. Ну, сами виноваты. Не уследили. Еще воспоминание от 31 августа. Пока мы смотрели монастырь Тошилунбу, Лунев и Кутало решили поменять вискомуфту. Вискомуфта есть, но нужен специальный ключ. Ключ был изготовлен прямо на улочке старого города из обычного ключа посредством изгибания и утончения.

 

1 сентября. 3-15 . Звенит  будильник. Еле встаем. В 4 утра отправляю Ирину на джипе с двумя мужиками тибетской национальности. Страшно. В 6-30 встаем еще раз. Хотели выехать пораньше, но все как обычно. Вместо 7-00 выезжаем в 9.Сегодня у нас главная цель – Тингри, селение, из  которого в хорошую погоду открывается замечательный вид на Гималаи, включая Чо-ойу и, конечно же, Эверест. По пути Дима Туголуков обнаруживает описание монастыря Сакья. Это один из древнейших монастырей Тибета, основанный в 11 веке. Монастырь был сильно разрушен в годы культурной революции, сейчас активно восстанавливается, но не властями, а самими верующими. Выглядит это так. Молодежь с мешками подходит к камнедробилкам, получает порцию камней, несет их в зал, где другие участники процесса укладывают и утрамбовывают этот щебень на место будущего пола. Происходит это строем под хоровое пение. Этот монастырь принадлежит другой секте, нежели монастыри Шигацзе или Лхасы, монастырь исповедует буддизм монгольского толка. Мы попали на какой-то религиозный праздник, поэтому были толпы людей, душно. В какой-то момент  началась какофония из звуков труб, барабанов, литавров, на которую наложилось пение верующих и монахов. Все это в полумраке и духоте. Отдельные помещения просто внушают ужас: над входом весят полуистлевшие чучела волков и сов, внутри – страшные маски. Смешанное чувство прикосновения к совершенно иной культуре, и ужас мракобесия одновременно. Долго оставаться там мы не смогли. С другой стороны, полное ощущение настоящего, не лубочного поведения людей. Несколько иное поведение людей: они назойливо попрошайничают, предлагают купить у них безделушки, но с радостью уходят, получив конфетку или сушку. Следующая остановка – Тингри. Эта часть Тибета  радовала нас живописными пейзажами – необыкновенная  палитра красок. Движемся сначала по трассе, идущей в Непал. Дорога местами отличная, местами размытости и куски ремонта с объездами. Преодолеваем  перевал 4500 метров. Теперь уже это ерунда. Следующий 5220. Снова чувство удара пыльным мешком по голове. На перевале машины окружают местные жители. Лена решает раздать им орешки. Бесчисленное количество черных рук протягивается в Ленино окошко. Но что это за руки! Черные, покрытые язвами и коростой… Долго потом отмываемся антисептиками. Спускаемся в Тингри. Это новый Тингри, здесь расположены гостиницы альпинистов, здесь же администрация базового лагеря Эвереста. Узнаем, что пропуск в БЛ стоит 400 юаней с машины + 180 с человека. Из самого БЛ Эвереста не видно, знаем по описаниям, что его видно из Старого Тингри. Решаем ехать туда. Старый Тингри – селение в широкой долине. Действительно, в разрывы туч мелькает вершина Чо-ойа, 8200. В районе Эвереста расположены 4 восьмитысячника, но Чо-ойа – самая близкая к нам. Эверест, вернее, место, где его можно видеть, окружен потным кольцом туч. Решаем ставить лагерь в этой долине, выбрав наиболее удобную дислокацию для обзора, если вдруг Боги будут к нам снисходительны и покажут нам Эверест. Тихий гималайский вечер. Небо светлеет, и в разрывах облаков показывается Эверест. Еще одна цель достигнута.

 

2 сентября Проснувшись в 8, обнаруживаем, что последние тучки уходят, открывая нам чудо – гималайский хребет от Эвереста до Чо-ойи и дальше. Народ собирается подняться повыше, но я не вижу в этом смысла, и так все видно. Лагерь стоит в удивительном месте – маленькие селения чередуются с развалинами не то старых домов, не то крепостей – все это разбросано по долине. Ну,  точно дольмены на Кавказе.  Рядом бьет родничок, весь обвязанный ленточками. Часто по дороге, идущей по краю долины, проезжают повозки, отчаянно звеня колокольчиками. Сижу в раскладном кресле с видом на Эверест, пишу дневник и пью кофе. Идиллия. 

 

2 сентября. Вечер. Эти  строчки пишутся в студенческом общежитии  города Гья – Гья (он же Сага). Я не решился лечь в кровать раздетым, сплю в спальнике поверх постели. На вопрос, где туалет, последовал ответ: Вам туда не надо. Европейцы не выдерживают… Это комната на 4 человек с выходом прямо на улицу. При входе стоит ведро с водой и ковшик. Этому событию  предшествовал очень насыщенный день. Народ, что пошел подниматься повыше, вернулся попозже. Выехать удалось только в час дня. Наш путь лежал вначале по дороге Дружбы (Friendship Highway), соединяющий  Тибет с Непалом. Через сто метров после нашего выезда на эту трассу на хайвее  закончился  асфальт. Теперь он появится  только через две недели. Вскоре дорога дружбы начинает ползти на перевал, появляется указатель латиницей. Прямо – Непал, направо – Шишипангма. Это третий восьмитысячник на нашем  пути .Нам направо. Поворачиваем направо и видим… Шишипангму (8012). Очаровательная  вершина стоит, нацепив на себя  одежды из облаков. Дорога становится колеей, идущей по широченной долине.  Постепенно одна колея превращается в десятки, если не сотню, других, более мелких, расползающихся по всей ширине долины. Устраиваем параллельную езду джипов. Скрывается за углом  Шишипангма, зато открывается вид на всю Гималайскую стену, над которой возвышается массив 7430. Периодически долина сужается, дорога становится каменистой,  пересекает ряд размытых участков, достаточно частыми становятся броды. Становится понятным, зачем мы едем на джипах. Очень много  разной живности, то мышки перебегут дорогу, то заяц, птиц – полным полно, больших черных, маленьких разноцветных. Дорогу  перебегает дикий ослик. Сфотографировать его не удалось, поскольку с этой целью за ним по степи погнался экипаж Лунева. Дорога выводит к большому озеру с водой бирюзового цвета. Вообще – то, в наших планах было поставить на его берегу лагерь, но берега заболочены. Огибаем озеро, и дорога начинает взбираться на перевал. В карте он 5100, наш GPS покажет 4800. озеро – 4600. 200  метров, перепада, но что это за метры! Дорога становится одной колеей, достаточно глубокой (грузовики!), местами сильно размытой, без разъездов, серпантином взбирающаяся вверх. На Нисане включаем полный привод. По сторонам – буйство красок. Тибет вообще, по своей структуре красок уникален, а тут еще и гроза с одно стороны, солнце с другой, все это окаймлено Гималаями, а дорогу перебегают яки, маша хвостом, как собаки. Такой же спуск с перевала  вниз. Время 7 вечера, по карте нам 66 км до г. Сага, где хотелось заночевать в отеле, но средняя скорость  на этом пути – 20 км/час. Первым идет Лунев. В какой-то момент он поворачивает направо с дороги в степь, (потом он скажет, что поворот в точности  соответствовал контрольным точкам навигации). Дрога представляет полосу, расчерченную на земле мелом. Следов колес нет, хотя нам навстречу прошло как минимум 30 джипов. Останавливаемся, приходим к выводу, что едем не туда. Однако, LR Лунева уже далеко впереди, рации не достают, мобильной связи нет. Дорога, тем временем, начинает взбираться вверх по крупнокаменистой осыпи. Встречный джип изо всех сил мигает фарами. Останавливаемся. Дальше дороги нет, говорит он. В какой – то момент удается догнать Лунева. Все недовольны: Сергей считает, что нужно было ехать дальше по точкам навигации, мы – что потеряли больше часа светлого времени, начинает темнеть, а дорога непредсказуема. Все, что происходило дальше, напоминало суперэкстрим: дорога серпантинами взбиралась на крутые горы, шла по перевалам, часто была размыта. На серпантинных участках разъезд со встречными был невозможен, их, слава Богу, и не было. В какой-то момент Олег не увидел промоину, и переднее колесо Ленд Ровера оказалось в ловушке. Но ничего, пощелкав блокировками, машина вылезла. Такая езда продолжалась более 3 часов. И вот, наконец, Сага. Единственная гостиница в городе занята. Есть только один номер, в который они готовы поселить 4 человек. Отлично. Остальные – в душ этого номера, и в студенческое общежитие.

 

3 сентября. Оказалось, что гостиница оккупирована итальянскими мотоциклистами. Мотоциклы они привезли из Италии  на самолете в Катманду. После Катманду они проехали к священной горе Кайлаш, теперь – в Лхасу, дальше – снова в Катманду. Удачи вам, ребята! Ну и нам пора к Кайлашу. 

 

3 сентября вечер. За этот день мы проехали 250 километров. Как мы собираемся проезжать 400? Выехали, как обычно, на час позже. Еще полчаса искали заправку. Оно и не мудрено: заправка была внутри дома, через окошко виднелась достаточно современная колонка. Дальше едем по магистрали 219. Тибет продолжает радовать нас буйством красок и огорчать качеством магистрали – колеи. Навстречу проносятся китайские джипы. Все китайцы в этом районе ездят на Тойотах – Лэнд круизерах. Все тибетцы – на тракторах, лошадях  и осликах. Постепенно дорога улучшается, скорость возрастает с 20 до 40 кмчас, но вместе с щебеночным покрытием появляется гребенка, но которой машину отчаянно колбасит. По пути попадается  несколько монастырей, заезжаем в один из них. Около входных ворот – ступа, к которой свалены рога яков. Присмотрелись. На рогах – надписи. Не удержались, свистнули один рог. Дорога продолжает петлять, то поднимаясь на перевалы, то спускаясь в долину реки Брахмапутры. Все это в диапазоне   высот 4500- 4800.Тибет не устает удивлять своим разнообразием. Только что были каменные осыпи – за ними заболоченные луга. После очередного перевала останавливаемся в изумлении. Перед нами песчаные барханы. Даже побегали немного по песку – бесплатно ведь, в отличие от Дунхуана. На песке обнаружили мотоциклетные следы. Не иначе, как наши друзья – итальянцы резвились. К вечеру  попадаем в чудную широкую долину, по которой петляет речка. На горизонте – Гималаи. Ночуем здесь. Ветер, трепавший еще не установленные палатки, стихает, и мы любуемся гималайским закатом, а затем звездами, которые на 4500 метров здесь ближе, чем в Москве. До священного Кайлаша 250 км. 

 

продолжение следует