?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Кавказское кольцо. Часть вторая. Армения.(5. Степанакерт - Севан- Ванадзор - Садахло (граница))
kvastravel
в начало      

      11 июля. Карабах – Севан.
Ну что, в МИД? Нет, сначала надо позавтракать, и за завтраком определиться с нашими дальнейшими планами. В «Океане» завтраков нет, и мы едем в центральную «Армению», со столиками, выходящими на центральную же площадь.

- Что у вас есть на завтрак?
-А что вы хотите? – вот, это здорово. Мы захотели много всего, и по мере произнесения желаний удивленно смотрели на официанта. А он невозмутимо кивал. Яичницу с помидорами, беконом, грибами и сыром? Блинчики со сгущенкой? Ну и так далее – на все кивок головы. «И кофе. Вы варите кофе?» - вот тут удивленный взгляд. Типа, чушь сморозили. А как еще можно приготовить кофе? Наверное, такой завтрак предопределил ход обсуждения наших планов. Изначально я хотел вернуться в Армению другой, северной дорогой, через Зодский перевал. Что там? Минеральные горячие источники. Средневековый монастырь Гандзасар. Просто красивейшие горы. Убитые дороги с камнепадами. Присутствие военных. Близость границы. Взвешиваем «за» и «против», но решения пока не принимаем – до визита в МИД. Впрочем, я не чувствую в себе сил настаивать на таком маршруте – зависнуть на нем можно, а впереди Грузия, с неотвеченным «Мы вас любим», не меньшими горными красотами, а Гандзасар… Он тоже не перевешивает, есть определенное насыщение монастырями, ибо и Нораванк, и Татев уже позади.

Здание МИДа - небольшое двухэтажное здание, вход свободный, в просторном холле, из которого поднимается маршевая лестница на второй этаж за столиком сидит милиционер (ой, полицейский, не привыкну – форма). Он встает нам навстречу.

- Иностранцы?

-Россияне.

- Я и говорю. Вот вам анкеты, заполняйте - и во второй кабинет. На стене – стенд с образцами. – В анкетах значится предполагаемый маршрут. Я все еще раздумываю над Зодским перевалом.

- Можно там? – спрашиваю я милиционера.

- Нет. Для иностранцев открыта одна дорога. Но можете спросить во второй комнате. – Валя интенсивно дергает меня за рукав.

- Паап. А что ты говоришь своим охранникам, когда те советуют, как брать кредиты? – Валя, конечно, права. Мы в МИДе, и что бы мне не расспросить обо всем именно сотрудников министерства, а не его охранников? – Ты, знаешь, это самая большая проблема и нашего МИДа, - продолжает она. – Люди на прием приходят уже подготовленные в соответствии с рекомендациями охранников,

- Которые заняты работой, а не бездельничают, ходят взад-вперед и показывают пропуск вверх ногами. – В комнате, куда мы несем наши анкеты, три человека, две девушки и парень, всем не больше тридцати. Похоже, это весь штат МИДа. Пока нас вносят в компьютер, я задаю интересующий вопрос.

- Сейчас официального запрета нет, - говорит милая девушка, - но Вы должны быть готовы к тому, что там очень плохая дорога, она практически не содержится, и полиция по пути настаивает, чтобы вы брали с собой проводника из местных. Они знают, где осыпи – камни – объезды. И второе. Дорога контролируется военными, поэтому возможны задержки для проверки ваших личностей. Ничего страшного, активных действий там сейчас нет, но закладывайте возможность длительных остановок. День по всякому надо иметь в запасе… - Вот так, коротко и ясно. Впрочем, в процессе разговора она разок позвонила кому-то для уточнения, так что сотрудников в Карабахском МИДе, похоже, чуть больше трех. Может, четыре. Пока мы разговаривали, в здание вошел еще один проситель. Взвесив всё, решаем возвращаться по «пути подъема» и выдвигаемся в сторону Гориса. Чтож. Кружок «автобусной» экскурсии по Степанакерту. А ведь он отличается от Армении. Люди, воевавшие ради лучшей жизни, должны строить эту жизнь, более активно, должны желать перемен, они знают, ради чего они воевали. Воюют ведь не ради устранения несправедливостей прошлых. Воюют ради счастливого будущего. Я потихоньку молчу, что за этим я и хотел заехать в Карабах. И не ошибся – люди тут более активны, город более ухожен, просто чувствуется, что он освободился, он расправляет плечи, он сейчас каак заживет! У нас будет еще возможность сравнить, даже не выехав из Армении, разрушенный, но оживающий, дышащий Степанакерт, например, с разрушенным, пусть не войной, но умирающим под тяжестью собственных осколков Кировакан (ой, Ванадзор), будет возможность перенести ощущения возрождения Степанакерта на только что разрушенный Цхинвал и заново отстроенный (ни один раз) Грозный. Будет. Все очень по-разному. Забежал.

Уже знакомая дорога, Шуши оставляем с краю, знакомый храм Бенадзора, знакомый пост милиции и знакомый, тот же самый полицейский.

- Уже уезжаете? Вам не понравилось? – говорит он и прячет, не глядя, заполненные в МИДе анкеты.

- Понравилось. Просто хотелось получить впечатление. Удачи вам.

- Спасибо. Приезжайте еще.

Через несколько километров появляется снова стела «Карабах»,

у которой мы снова останавливаемся. Пожалуй, мне хотелось бы сюда вернуться – этакий глоток свежего воздуха. Мне здесь понравилось – эти люди завоевали свою свободу, теперь они строят свою жизнь. Пожалуй, вернусь. У Гориса останавливаемся рассмотреть причудливые скалы, изрытые пещерами и окружающие их каменные столбы

Однако, погода испортилась. Небо затянули тучки, и мы спешим дальше, вглубь Армении. Сегодня у нас большой пробег – до побережья Севана этим путем около 250 километров, а по Армении это не мало. За Ехегнадзором поворачиваем с трассы Горис – Ереван в сторону Севана, погода портится окончательно, начинаются залпы дождя, снижающие и без того упавшую из-за качества дороги скорость. Тучи опускаются ниже, дорога поднимается выше, и мы едем, то под дождем, то над дожем, а то внутри тучек, благо, они не очень велики. Плавный подъем с пологими поворотами вдруг переходит в достаточно крутой серпантин, забирающийся на перевал через Вайоц Дзор. Перед самым Селимским перевалом небо проливается ливнем, а природа показывает поразительную картину – за нашими спинами тучи и ливень, перед нами солнце, а граница – она тут, ровно по линии хребта. Снова резкий серпантин вниз, и мы на ровной дорожке, с одного из поворотов которой открывается Севан.

Миновав городок Мартуни, дорожка идет вдоль Севанского берега, то удаляясь от него, то приближаясь, и в этих местах у дороги появляются рыбаки, продающие недавний улов. Останавливаемся пару раз посмотреть – здорово, но что нам делать с сырой рыбой? «У нас есть копченая. Сегодня коптили – говорят мужики и достают золотого цвета рыбку – Севанский сиг». Это провокация – ехать с такими запахами в салоне просто невозможно, и мы останавливаемся в ближайшем подходящем для этого месте.

Только рассмотрев снимок в окошечко фотоаппарата, обнаруживаем, аккурат между гранатовым вином и арбузом, силуэт старинного храма. Севан впечатляет и без натюрморта

          

А местные жители стоят в сторонке, понимая, что от сига им точно что-нибудь перепадет

          

Сегодняшней целью мы для себя определили Севанский Ахтамар, Севанаванк, но то, что мы видим сквозь бутылку гранатового вина, не может им быть, мы в районе города Гавар. А на полуострове небольшой, не туристический, а от того очень приятный монастырь Айраванк.

          

Внутри темно,

          

а табличка у алтаря говорит сама за себя.

Снова обследуем помещения (вот она, прелесть востока)

    

и окрестности

    


и движемся дальше в поисках Ахтамара – 2.

Который и находим сразу за слиянием прибрежной дорожки с трассой М4 из Еревана. Слегка поплутав по улочкам Севана – городка (так себе городишка, пыльные пятиэтажки) возвращаемся на набережную Севана – озера. Характер берега кардинально меняется. Трасса идет вдоль него и изобилует доморощенными указателями на многочисленные пансионаты. Оно и понятно – именно здесь находятся зоны отдыха ереванцев, от Еревана тут всего каких-то 60 – 70 километров. Центральное место зоны отдыха – выдающийся далеко в озеро полуостров. На нем расположены парк, пляжи, пристани для яхт, которых тут не так много

    

и, конечно же монастырь Севанаванк. Здесь многолюдно

    

толпы и на смотровых площадках,

    

и у входа в храмы.

    

Вдоль дорожек снуют торговцы, предлагая среди прочей ерунды церковные свечи. Для нас это нонсенс, плата за свечки в храме – это же не покупка свечек, это такое пожертвование, а тут - всюду торгаши, причем этакие здоровенные лбы – парни лет по 25 -30, еще и приставучие – прямо, не продают, а «толкают» копеечные свечки… Брр. Может, эти торгаши, может скопление народа, в массе своей пришедшего с пляжа, гогочущего, жующего, настроило на негативный лад, а обрывки музыки из находящихся чуть внизу ресторанчиков только усилили его. Нам тут не уютно, но мы какое-то время гуляем по монастырю, находя относительно свободные от людей пространства

          

          

и даже заходим внутрь

          

Ни древность (9 век ), ни простота уже не способны изменить наше восприятие… Спускаемся к набережной. Насколько хватает глаз, это пляжи, кое-где публичные, кое-где от пансионатов, встречаются пирсы с пришвартованными катерами, но «Киликии» среди них нет. Дорожка в сторону «носика» полуострова перегорожена шлагбаумом, мимо которого идет плотный поток людей. Но нас останавливают.

           - Вы куда?

           - Да мы просто гуляем.

           - Это закрытая территория.

           - Вот как… Мы ищем исторический парусник, «Киликия» , его должны были привезти на трейлере прошлой ночью из Еревана куда-то сюда.

Заинтересовавшись разговором, около нас останавливается группка офицеров в милицейской форме

           - Нет, «Киликии» здесь нет. Мы бы точно знали. Да и причалы на полуострове вы все прошли.

           - А там дальше? – показываем мы в сторону озера.

           - Там дальше дом отдыха МВД. Уж чего-чего, а парусников там точно нет. Да и вообще мы   не слышали, что его будут спускать на воду.

           Мы возвращаемся к машине. Честно говоря, хотелось бы увидеть этого красавца в естественно среде обитания. А у нас же есть телефон Карена! Ну, в смысле, экскурсовода.

Карен подтверждает, что судно выехало вчера из Еревана, и что капитан для его спуска использует укромное местечко. А через несколько минут перезванивает и сообщает, что это не у полуострова, это чуть ближе по берегу в сторону Еревана, надо искать турбазы «Авангард» и «Вояж». Они с первого раза не находятся, делаем несколько кругов, снова зачем-то заезжаем в Севан, снова возвращаемся, опрашивая по пути таксистов. Грунтовая дорожка выходит прямо к берегу, занятому тут дощатыми домиками турбаз. А на самом краю, на небольшом мысе – металлическая конструкция, рядом с которой покачивается на волнах (метафора; на озере полный штиль) красавец.

          

Подходим, пытаемся поздороваться с экипажем, но им явно не до нас – на судне происходит нечто авральное. Ну и мы никуда больше не поедем. Решаем остановиться на этой же базе. Домики оказываются оборудованы всем нехитрым набором удобств, с двумя спальнями и очень нам подходят. Песчаный пляж в 10 метрах, столик под навесом. Не хватает только арбуза, за которым мы и устремляемся на трассу. За ужином решаем здесь остаться до вечера, позагорать и отдохнуть, наконец, от этой бесконечной дороги. Хоть денек. Вечером берем традиционный российский сувенир и снова идем к паруснику. Теперь уже нас встречает Капитан.

           - Вы нас простите, что не встретили, когда вы подъехали в первый раз. Действительно, аврал. Мы судно спустили на воду, оно слегка рассохлось, поэтому начало набирать воду. – Собственно, капитан на это и рассчитывал; слегка набрав воды, парусник опустится, деревянный корпус начнет разбухать, а потом он включит помпы. А помпы не заработали. Обе. И судно продолжило погружаться, опустилось на дно и начало крениться. За этим занятием мы его и застали.

           - Но теперь все нормально, помпы работают. Команда только устала.

           - Тогда пусть снимет усталость – протягиваем мы традиционный русский сувенир.

           - И вы присоединяйтесь – но мы видим, что ребятам уже не до гостей.

           - Нет, спасибо. Удачи вам.

Долго мы еще сидим в нашем домике на берегу, любуемся спускающимися на растущие прямо из воды деревья сумерками

          

отмечая, что погода, пожалуй, портится

          

- это нас догнал фронт, задержанный на полдня хребтом Вайоц Дзор.

          

Завтра, возможно, отдых не будет комфортным, но раз уж вы меня уговорили никуда не ехать – получайте. Решили, так решили. И уж раз завтра не вставать, можно просто поговорить, обо всем.

           Например, о Севане. Деревья в воде не просто так – Севан много что пережил в прошлом веке. То, что сейчас перед нами – это Малый Севан. Озеро имеет вид восьмерки – разделено на две неравные части перешейком. Малый Севан глубже примерно в два раза Большого. Когда, в тридцатые годы, началась индустриализация, Севан решили заставить работать на Советскую Армению. Вообще, идея была потрясающе элегантна и чудовищна одновременно. Озеро предполагалось «спустить», понизить уровень его воды на 50 метров; тогда Большой Севан, то есть, та часть озера, что юго-восточнее перемычки, перестал бы существовать, а Малый сократился бы в разы. Сбалансировав после «спуска» озера  поступающую и расходуемую воду, идеологи получали выигрыш: приток оставался тем же, а расход возрастал за счет сокращения испарения – зеркало озера уменьшилось на порядок, на порядок меньше и воды испарялось бы… Эта утилизированная неиспаренная вода и должна была вращать турбины и орошать пустыни. Не учли малого.

То, что попытка обмануть природу обречена на провал, стало понятно, когда уровень уже понизился на 18 с половиной метров. Начались экологические проблемы, изменился состав воды… Тогда же и остров с монастырем Севанаванк, до того момента как две капли воды похожий на свой древний прообраз, Ванский Ахтамар, становится полуостровом. В 60-х годах спуск приостанавливают, одновременно для восполнения озера начинают строить тоннель Арпа –Севан, а для замены так и не вышедшего на полную мощность каскада ГЭС – Армянскую атомную. Но это еще не все. В 88-м (см Гюмри) Спитакское землетрясение останавливает АЭС, что само по себе является полудетективной историей – в памяти персонала еще свежи кадры Чернобыля, и он оставляет станцию. Останавливать ее приезжает бригада операторов с Кольской, но это совсем другая история. Начавшаяся война прерывает поставки топлива, и кран Разданского каскада открывается снова. Уровень Севана падает. Наверное, тогда и были посажены деревья, глядя на которые мы мило беседуем… Сейчас, вроде, работает все, и Арпский тоннель (48 километров, между прочем), продленный впоследствии до Воротана (Татев, помните?) еще на 20 километров, и Армянская атомная, и каскад Раздана. Слегка так. Такой вот ненаучный эксперимент, ценой в пять гидростанций, два тоннеля, не говоря уже о такой мелочи, как природа…

           12 июля. Севан – Ванадзор – Садахло (Грузия). Позднее утро, релакс на берегу. Солнышко изредка появляется, но большей частью освещает нас из-за туч.

Тем не менее, выдерживаем испытание неподвижностью до обеда. Я для себя решил, что не буду принципиально никого торопить, чтоб потом никто не обвинил. Девчонки сдаются. По машинам?

           Надо сказать, что несмотря на щадящий режим, кое-кто из бледнолицых ухитрился обгореть, да так, что пришлось покупать тбилисский кефир. Но это завтра. Пока же мы едем по северной Армении, мимо Дилижана (городок ничем не примечателен, все та же разруха), в Ванадзор, проезжая по пути деревеньку с забавным названием Фиолетово

с ровными рядами среднерусских пятистенков и построенных по линейке копен и огородов, за ним – такое же Лермонтово. Здесь живут тамбовские молокане – еще одна «особо вредная ересь» в православии, «раскольники», вместе с духоборцами покинувшая среднюю Россию в 19 веке. Пожалуй, начинается переполнение регистров.     Пейзажи снова меняются, к трассе подступают леса

и тут много что есть посмотреть. Но монастырей уже не хочется – нельзя объять необъятное. Так и попадаем в Ванадзор.

           Если и неизвестно слово Ванадзор, то слово Кировакан слышали все. Будучи третьим городом в Армении по населению, он, наверное, самый промышленный город республики. В смысле, Кировакан. Представьте себе промышленный центр, расположенный в глубокой котловине, где работают многочисленные химические заводы – здесь производятся химволокно, клеи разных марок обеспечивают весь Союз, здесь огромные машиностроительные заводы, из труб которых котловина заполняется черным, а иногда желтым дымом с едким химическим привкусом, вызывающим слезы. Это Кировакан. Сталкер? А теперь представьте, что трубы вдруг прекратили извергать из себя едкий раздражитель, и от собственной ненужности наклонились и частично обрушились. Стекла в окнах лопнули и осыпались, а паутина всевозможных труб проржавела, продырявилась и протекла едкой жидкостью на асфальт, ставший рыжим. А там, где не на асфальт, а на железнодорожные пути – там эти пути лишились съеденных химией шпал, а рельсы покрылись ржавчиной. И на них застыли ненужные больше никому вагоны. Это Ванадзор. И что, по-вашему, лучше?

           В Ванадзоре мы заплутали и почти уже доехали до Спитака (ну, до поворота на Пушкинский перевал – тот, где Пушкин встретил гроб с телом Грибоедова), развернулись и снова заплутали в промышленных развалинах Ванадзора, что пришлось спрашивать таксиста. Брошенные заводы, разруха, и все это на фоне потрясающих природных пейзажей. Северная Армения более красива природно, вследствие этого более обжита, более промышленно застроена, и, как следствие, в большем запустении. Диалектика. Минуем Туманян, в котором все та же промышленная разруха посреди живописной долины реки Дебед – притока Куры, вдоль Дебеда мы катимся дальше, минуем последний оплот промышленной Армении – город Алаверди, с монстрообразным медным комбинатом и Санаинским монастырем, но у нас уже переполнение, и не хочется ни того, ни другого. Нам уже пора в Грузию, и замечаем мы лишь ставшие изумительными горно-лесные пейзажи и редкие ирригационные сооружения – лотки местных ГЭС, падающая по наклонной вода в которых сливается в желоба - каналы, бегущие вдоль обочины дороги, где на опорах, а где в туннелях.

Вот и граница. На выезде из Армении таможеннику с кривым пальцем придается умеющий печатать, безупречно одетый и бегло говорящий по-русски клерк, который за плату составляет все бумажки и даже предоставляет услугу по оплате всех пошлин собственной персоной. На выезд из Армении у нас уходит 6 минут. Прощай, Армения. Ну, здравствуй снова, Грузия!


продолжение следует

  • 1
Спасибо за интересный рассказ

(Анонимно)
Вот я так и знала - терпение мое и долгое ожидание будет щедро вознаграждено))) Чудно, Васенька. Итак, Грузия.... Насколько я понимаю, с пятницы у тебя будет куча времени для творчества по вечерам и читателям не придется томиться в нетерпении цельный месяц))
Груууззиииюююю!!!!!!!!!

Да, шанс есть.Тем более Грузия была короче Армении

  • 1