June 26th, 2015

Таймырские рассказы. Предисловие.

Моей Ирке. Не будь тебя, куда б я возвращался?
Таймырские рассказы.
Вы думаете, всё так просто?
 Да, всё просто. Но совсем не так.

А. Эйнштейн.

Я смотрю в карту мира на стене своего кабинета, масштаба 220 км в одном сантиметре,  и только теперь, вернувшись с Таймыра, понимаю логику нанесения на нее тех или иных населенных пунктов. Какой смысл лепить туда, друг на дружку, миллионники Китая или  цепляющиеся границами "спутники" Москвы? А вот Волочанка, например, что на Таймыре, на карте  не зря, хоть и живет там всего 500 человек. Нужно было попасть на Таймыр, чтобы понять, что Волочанка, да и все остальные населенные пункты этой огромной территории, окруженной сибирскими «сверхреками» Енисеем и Хатангой, зажатые «в клещи» Пясиной и Хетой, несомненно, должны присутствовать на картах мира. Попробую рассказать, почему.
  Несколько предложенных ниже рассказов – этакие своеобразные итоги увиденного в экспедиции, прошедшей в апреле – мае 2015 года по Таймыру, стартовавшей в Уренгое на Ямале и приуроченной к 100-летию удивительного перехода спасательной партии Никифора Бегичева. Наш экипаж состоял из четырех вездеходчиков на легком колесном вездеходе «Полюс – 2М»  ( в обиходе  - «Смайлик»)
Collapse )

   Целиком путь Бегичева повторить не удалось, но взглянуть на Таймыр, причем слегка с разных сторон, наверное, получилось.
  Впрочем, все это так с нашей всегдашней оговоркой – всё написанное сугубо субъективно и построено только на личном восприятии. Возможно вы, прочтя эти зарисовки, пойдете в библиотеку, или музей, или сами вдруг попадете на Таймыр, где вам покажется, что всё совсем не так…

Рассказ первый. "Волочанка - City".
promo kvastravel january 15, 17:01 1
Buy for 10 tokens
Есть. После некоторого дружественного футбола (зачеркнуто) обмена мнениями с издательством, книжка "Были и небылицы" (Серия "Мои Кольца. Мозаики") опубликована в Ридеро, Там она уже есть и ее можно купить, а в Литресах-Озонах-Амазонах и прочих апсторах появится через недельку.…

Таймырские рассказы. Волочанка - City


Волочанка – City
…дети во всех цивилизованных странах
любят играть в индейцев.
А. Эйнштейн.


    Очень часто, попадая в новые места, я машинально в голове напеваю подходящую виду и настроению песенку.  Вот и тут она крутится и крутится, несмотря на все потуги выгнать ее вон.

«Укрыта льдом зеленая вода,
Летят на юг, перекликаясь, птицы,
А я иду по деревянным городам
Где мостовые скрипят, как половицы…»


Collapse )

 Хотя, что значит, говорила? Вот уже в том, что «пополам» есть загадка, нет? Нганасаны – самый древний народ Севера, долганы – самый молодой. Нганасаны – народ самодийский, то есть «двоюродные братья» фино-угров  по уральской «семье», вместе с ближайшими родственниками - ненцами. Долганы – народ тюркоязычный, ближе – к якутам. Что, поговорим, почему они тут вместе?

продолжение следует.

Таймырские рассказы. Волочанка - City, продолжение.

к предисловию
в начало рассказа "Волочанка - City"

... Что, поговорим, почему они тут вместе?
***
Этнографическое отступление.
Для человека, далекого от размышлений на тему этнографических путешествий, чтение старых книг может стать в определенной мере шоком – там будут совсем другие географические названия и совсем другие, непривычные  современному уху, имена народов. Любая «история с географией» Севера возрастом 100 и более лет будет изобиловать такими словами, как «остяки», «зыряне», «самоеды». Слово «самоеды» все же достаточно прочно закрепилось в нашей истории, поскольку начинает преследовать нас по пути на восток уже от Архангельска. Преследовать своей необычностью, заставляя лишь через какое-то время усомниться в том, выражает ли оно кулинарные пристрастия обозначенных им народов. Самоеды,  – переделанные поморами на понятный им лад самодийцы: самоеды – самоядь – самоедины – самодины – самодийцы; последнее -  вполне уже научное современное название группы народов, включающих в себя (преимущественно с запада на восток) ненцев, энцев, селькупов, нганасан, а так же ряда саянских, ныне уже исчезнувших, этносов. Правды ради, научным во времена поморских экспансий периода Мангазеи было название «самоедины», или даже  «самодины», но не суть. Главными представителями самоедов, конечно же, являются ненцы: они более многочисленны, более расселены по Северу, от Архангельска до Таймыра, и более узнаваемы. Автору этих строк повезло – в поселке Тазовский,

в музее, нам посчастливилось встретить экскурсовода Ирину, успевшую получить образование в институте культуры в Санкт-Петербурге по существовавшим еще тогда квотам для малых народов, а потом вернуться в родной поселок, в музей. Ценность ее, как экскурсовода, несомненна – часто свой рассказ она сопровождала словами, типа: «общепринято считать так, но вот мой папа, например, делал этак». В своем восприятии этих мест я буду стараться опираться на сведения, полученные от нее, а вам уж выбирать, доверять ли им, или лучше, скажем, Википедии. Но, объективности ради, хочется уберечь пытливого путешественника или читателя от «крючка коньюктуры» - по мере роста интереса к быту и обычаям коренных нардов, растет и встречное стремление этот быт показать любыми, в том числе лубочными, далекими от правды, методами.
Collapse )

Наверное, вот теперь самое время сделать историческое отступление, ибо надо же знать, откуда взялась и почему не иссякает солярка советского происхождения на огромных, в сотни километров от цивилизации – Волочанки, - расстояниях.

***
Продолжение - Отступление историко-географическое - следует.

Таймырские рассказы. Волочанка - City, продолжение - 2

к предисловию
в начало рассказа "Волочанка - City"

***
  Отступление историко-географическое.   
    По старинной своей привычке, собираясь на Таймыр, я рассматривал карты. Знаете, занимаясь долгое время историями волоковых путей, мне кажется, я научился сразу натыкаться взглядом на место старинного волока. На Таймыре он просто просится – огромный выступ полуострова хочется, если путь ваш лежит в сторону Лены, «срезать», избегая забитые льдом проливы между Карским морем и морем Лаптевых. Но и сильно на юг не заберешься – там подпирают обрывистые и труднопроходимые Путораны. Вот, чуть севернее этих гор. Из Енисея (куда путь через старую Мангазею в новую – Туруханск, знаком и известен) по Дудинке – в озеро Пясино, Пясиной рекой – до Дудыпты. А там – Авам. Я рассматриваю место возможного волока из Авама в Волочанку, что уже принадлежит бассейну Хеты, и упираюсь в речушку со смешным названием Тагинарка. Точно, тут надо искать: она и ближе подходит к Аваму, и по рельефу удобнее. Как все просто, сказал бы читатель вслед за Эйнштейном. Остается только удивляться тому, что поморы сначала находили эти пути, а только потом их описывали и составляли карты, глядя на которые я и удивляюсь тому, как всё просто.

 
Collapse )

    - Заговорились мы что-то. Время уже одиннадцать, а мне в 4 выезжать – спохватился Слава. Да и я обомлел. Вот так штуку с нами сыграли белые ночи. И баня, наверное, простыла, да и директор не дождался… Ладно, завтра будет день. Директор простит. Наверстаем.

***
окончание следует

Таймырские рассказы. Волочанка - City, окончание

к предисловию
в начало рассказа "Волочанка - City"

...Наверстаем.
***
    А утром следующего дня мы были уже в школе. По случаю нашего приезда директор отменил первый урок, встретил нас в кителе с позументами

(фото с официального сайта школы)
и представил нас собравшимся в актовом зале школьникам чуть ли не как великих путешественников.
    Вообще говоря, я очень люблю выступать перед школьниками. Дети и путешествия – это еще круче, чем дети и сказки.
Collapse )

    Над озером Пясино в вертолете появится связь, и я пошлю на мобильный телефон Славы Сахатина смс с координатами «Дугласа», о котором я обязательно напишу свой следующий рассказ. Слава держит свой мобильник в Дудинке, у знакомых, и те обязательно это сообщение прочтут.
     И только тогда я осознаю, что лечу черт знает куда. На Запад. Который мне все это время даже не снился. «Не привиделся во снах». «Неверный, дальний».

Никто меня не вспоминает там,
Моей вдове совсем другое снится,
А я иду по Деревянным городам
Где мостовые скрипят, как половицы…
А. Городницкий.

,
***
 Следующий рассказ, «Дуглас», что характерно, следует.