kvastravel (kvastravel) wrote,
kvastravel
kvastravel

Category:

Славянское кольцо. Часть 2

в начало

А приднестровцы переписали нас в амбарную книгу от руки, спросили, куда едем дальше и, при слове Кишинев (транзит!), выдали клочок бумажки со штампиком, который надо было вернуть при выезде. Пограничник, на вопрос, можно ли покушать в Приднестровской Молдавской Республике за рубли, отвечает, оживляясь – конечно. Но лучше поменяйте – в городе. В общем, ешьте – не пожалеете.

Через двадцать километров после этой процедуры мы попадаем на развилку с круговым движением. Направо пойдешь – в центр Дубоссар попадешь, налево – дорога ведет в Тирасполь – столицу непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. А прямо выезд из кругового движения перекрывает шлагбаум. За ним – нейтральная полоса по берегам Днестра, занятая российскими миротворцами и, собственно, Молдавия, обычная, не приднестровская. Сделав традиционный кружок по круговому движению, едем сначала в центр Дубоссар. Дубоссары на вид – обычное, довольно благоустроенное по советским меркам южное село с квадратными арками газовых труб.

Тоже вот меня всегда интересовал вопрос. А почему Советский Союз газифицировал села сначала на юге? Видимо, заранее понимая нужность сельских поселений для сельского же хозяйства на юге и бесперспективность их на Севере… А еще, к вопросу о газе, бросилось в глаза, что большая часть машин, встретившихся нам на пути в Приднестровье и прилегающей к ней Украине, имели российские номера 86 региона. Ну конечно, здесь же идет магистральный газопровод в Европу, и многие строители – рабочие еще тех, советских газовых строек – выходцы из Молдавии, осевшие на Севере, но приезжающие постоянно домой. А дороги в Приднестровье еще хуже соседних украинских. Наверное, это самые плохие встреченные нами за всю поездку дороги. (Потом, в Румынии, обнаружим треснувший экран на Иркином телефоне, лежавшем в бардачке, поломанные ушки крышки ее же ноутбука, жившего в багажнике в сумке, а через неделю по окончании поездки потребовал замены экрана и основной коммуникатор).

Центр Дубоссар – площадь в советском стиле с неизменным дедушкой Лениным. Напротив – кафешки, в которых мы и решаем пообедать. Меню – на любой вкус. Хочешь – украинский борщ, хочешь – куриный бульон (Лельке), а можно и харчо (нам). А на второе просим что-нибудь местное и получаем нечто мясное (типа ассорти), название чего нам не запомнилось. Но вкус до сих пор перед глазами. Т.е. на языке. С удовольствием берут плату в российских рублях (родственники в России работают) и объявляют приговор – 500 рублей. Это на троих и с пивом… Вдогонку получаем совет – не забудьте заправиться. Снова возвращаемся на круг, в сторону Тирасполя в 100 метрах от круга – заправка. На ней – огромный плакат сравнительной стоимости бензина в ПМР и соседних Молдавии и Украине. Да еще и в пересчете на 6 валют (рубли ПМР и российские, гривны, молдавские леи, евро и доллары), чтобы уж совсем сомнений не было. В наших рублях получается 24 рубля за литр. Действительно, как в России. Но принимают к оплате только рубли ПМР. Ехать менять не хочется, вспоминаем, что по пути к кругу была еще одна заправка. А девчонки еще и мороженое присмотрели на заправке, но раз уж бензин за рубли нельзя, то мороженое и подавно. А мороженое захотелось потому, что, наконец-то, стало жарко. А то всю Украину 19-21, как будто не на юг едем.

(Сейчас снова будет пассаж про место написания. Молдавия описывается в самолете Тиват – Москва, а это значит, что отпуск уже завершен, что позади 5000 км по неизведанным Балканам и неделя чумового прозрачнейшего теплейшего Адриатического моря на полуострове Пелешац в Южной Далмации. И за окном Черногорское солнечное побережье сменилось облаками, которые уплотняются по мере приближения к Москве. Это значит, что отпуск кончился. Вместе с теплом, которое началось в Приднестровской Молдавской республике. Нет, кончился он только у меня, девчонки еще 10 дней будут нежиться на пляже, после чего им предстоит еще вернуться).

На второй заправке парень радостно сообщает – а платите, чем хотите. Пока заправляюсь – женская половина (две трети) появляется с мороженым – за углом им его с удовольствием продали за рубли. Одно досадно – не привезли с собой ни одного приднестровского рубля в качестве сувенира. Больше так промахиваться не будем – в нашей копилке будут валюты всех пройденных стран – молдавские и румынские леи, болгарские левы, албанские леки, македонские динары, хорватские куны. Вот только косовской и черногорской валюты нет – там официально в обороте евро. Да боснийскую валюту мы не идентифицировали – несколько километров Боснии, отрезающей Южную Далмацию от остальной Хорватии, мы проехали в сумерках, поужинав вкуснейшей рыбкой в единственном на боснийском побережье городе Неум и расплатившись карточкой.

 Пограничник снова что-то переписывает в свою амбарную книгу и желает нам доброго пути, и чтобы мы передали, что в ПМР все очень хорошо, все говорят только по-русски и без акцента, что вкусно и что можно приезжать просто так, а не транзитом.

 За Приднестровскими пограничниками – колючая проволока, за которой, закрытые камуфляжными чехлами, стоят наши бронетранспортеры. Въезд на мост. В будках на мосту через Днестр наши миротворцы, которые радостно отвечают на приветствия. Видимо, все-таки не так много наших машин здесь проходят. Но снимать нельзя. Справа от моста, по которому мы едем, полуразрушенные опоры старого моста. Наводит на грустные мысли. Выезд с моста на молдавской стороне также охраняется российским постом на БТРе. Все.

 Молдавия встречает нас будочкой около дороги, около которой «пасутся» штук пять очаровательных молодых щенят. Общение с ними в промежутках между пограничными формальностями отвлекло меня, и я пропустил удар в виде развода на оплату не то экологии, не то транзита на сколько-то рублей без квитанции. Ну, пусть это будет платой за щенячий восторг девчонок. Таможенник задает вопрос, а есть ли у нас с собой алкоголь, ну, вино, например. Конечно, отвечаю я, почувствовав подвох. Таможенник расплывается в улыбке – дескать, я просто за вас беспокоюсь. Такое далекое путешествие, и без вина. «Токо для сэбэ», потихоньку говорит Ирка, но таможенник уже не слышит. А настроение он нам приподнял. Хм. Однажды возвращался я один на машине из Крыма, оставив там на отдыхе своих девчонок. По боковой дорожке (Sic!, кажись Грайворон) приехал я к скучающему нашему таможеннику на российско-украинской границе, забив багажник машины по пути дешевыми украинскими овощами и фруктами. Одних арбузов в Мелитополе больше десятка купил, лук, перец, огурцы, помидоры… страж границы спросил, открыв дверцу багажника и поймав покатившийся ему в руки арбуз, знаю ли я, что нельзя провозить без уплаты пошлины больше 30 кг на человека?

– Знаю.

– А сколько у тебя в багажнике?

– Ну никак не больше 30 кг, – ответил я ему.

– Так. С весом определились, – сказал он мне, рассмеялся и пожелал счастливого пути. Люди при исполнении! Ну будьте же вы человеками, как тот российский или этот молдавский таможенники! Ну не жулики же мы, не ловите вы нас всех! Глядишь, и очереди на таможнях уменьшатся!

Теперь едем по Молдавии. Дорога улучшилась, на ней появилось движение, в основном, правда, в виде Жигулей и Москвичей. Путь наш лежит в Кишинев, до которого от миротворцев чуть больше тридцати километров. Дорога становится ровной, потом многополосной, молдавские мелодии баюкают Ирку, и она окончательно засыпает. Вот и Кишинев. Сначала – безликие советские многоэтажки, с каким-то южным колоритом, потом центр. На удивление зеленый и симпатичный, с милыми, слегка покоцаными домишками. Центр очень уютный, зелень которого смыкается над улочками живым потолком. Центральный проспект с президентским дворцом. Достаточно помпезно. Пару раз пропускаем указатель Макдоналдс, что на нашем языке означает «пИсать хотите?». Но Лелик не поняла подвоха, а Ирку разбудить не удается. Так она и проспала весь Кишинев. Уже на выезде из Кишинева Лелику Макдоналдс стал невмоготу, пришлось воспользоваться Лукойловской заправкой. Отмечаю, что карточки здесь принимают. Вообще, Кишинев по сравнению с ПМР выглядит куда более цивилизованным. Но, конечно, еще не Европа. Что на границе, что на заправке, что потом везде в Молдове отмечаем, что по-русски говорят все, причем правильно и без акцента. Нет, говор, конечно, другой, южный, но это русский, а не суржик или что-то там еще.

Ну что ж, еще 70 км Молдовы – и Румыния. Откуда-то у нас появились молдавские леи. Ах да, на границе мы на них обменяли гривны. Значит, можно купить арбуз. Покупаем его. Придорожная торговля здесь присутствует – арбузы и дыни. Хотелось бы молдавских помидорчиков, но их не продают. Дорога, тем не менее, петляет по всхолмленным возделанным полям, проходя (обходя?) населенные пункты. Вот и указатель на последний из них – Леушены. На перекрестке, с которого в обе стороны уходит дорога к виднеющимся и там, и там домикам, стоит (сидит в инвалидной коляске) калека, у которого мы и спрашиваем, в какую сторону магазин. Он, с трудом управляя рукой, показывает влево. Действительно, дорога приводит к магазину. Беднейшее сельпо с ассортиментом времен советского дефицита. В магазине – набор бакалеи, один сорт заветренной колбасы, тут же промтоварный отдел. Да, перед этим пару раз заезжали в предыдущие села в надежде купить Лелику молока. Ан нет. Стада пасутся, а в магазине нет. Да и рыночков нет, или уже не время для них? Та-а-а-а-к. Арбуз с дыней у нас есть, а вот ножа-то нет. И леи есть. Промтоварный отдел закрыт. Спрашиваем, есть ли где еще. «Да, на той стороне посмотрите». Ответ уже с трудом и с жестами. Ну, хорошо. Снова мимо калеки, с той стороны магазин, действительно, чуть дальше, т.ч. не обманул, покупаем нож и еще чего-то (а, батарейки для Лелькиных «ушей» - наушников от автотелевизора), оставшиеся пару лей отдаем калеке, проезжая мимо него в третий раз. Он настолько рад и благодарен, что создается впечатление, что мы первые, кто ему на этом перекрестке вообще чего-то дал. Через пару километров - пограничная территория и заправка. Молдавский бензин должен всяко быть дешевле румынского, думаем мы, и заруливаем туда.

– Карточки принимаете?

– Да, только надо бы попробовать, сработает Ваша, или нет.

– Ок, – говорю я и протягиваю свою.

– Да, заправляйтесь, – кивает молдаванин, что я и делаю и иду платить.

– ПИН–код? Оппа. А я этой карточкой всегда без ПИНа плачу, я его давно забыл. А ПИН я знаю у другой. Пробуем другой. Ответ – нельзя (Циррус–электронный Мастер – не принимаем) А Иркиной? А у нее полоска этим аппаратом не читается… а есть еще сберовская Visa, она читается, но это рублевая зарплатная…. Но нет безвыходных ситуаций, и я девяносто шестым чувством вспоминаю, где у меня может быть записан ПИН. Точно. Теперь не читается и моя полоска. Еще. Еще. Еще. ПИН. Есть! Все это время молдаванин-заправщик был совершено невозмутим, ни коим образом не упрекнув нас за бестолковость и даже потом извинился за то, что у него такой старый аппарат. Ну что, в Румынию?

Молдавских пограничников проходим легко, хотя на этой границе, как и на всех предыдущих, надо бегать самим. Таможенник традиционно просит открыть багажник и традиционно же машет рукой – езжайте. На этот раз без пассажей про вино. К румынам подъезжаю с некоторой опаской – ведь безвизовый транзит обладателям Шенгена они ввели только весной, и я готовлюсь объяснять, почему нас нужно пустить. Но нет. Пограничник ставит штамп и напоминает, чтобы я проконтролировал, что на выезде будет поставлен такой же, а то будут потом проблемы
читать часть 3

Tags: Европа, Молдавия, Приднестровье, кольцо, путешествие
Subscribe
promo kvastravel january 15, 2019 17:01 1
Buy for 10 tokens
Есть. После некоторого дружественного футбола (зачеркнуто) обмена мнениями с издательством, книжка "Были и небылицы" (Серия "Мои Кольца. Мозаики") опубликована в Ридеро, Там она уже есть и ее можно купить, а в Литресах-Озонах-Амазонах и прочих апсторах появится через недельку.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments