?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Продолжение предыдущего поста
kvastravel

начало тут

            Пути языковой ассимиляции очень хорошо видны на Балканах. Самый красивый пример – Дунай; Болгария и Румыния, лежащие по разным сторонам этой великой реки. Болгарская история ведет свой отсчет от хана Кубрата, властителя полулегендарной Великой Болгарии, располагавшейся в Причерноморских степях. Праболгары Кубрата – тюркоязычные кочевники, увлеченные грандиозным потоком гуннов, принесенные в эти места этим потоком, но зацепившиеся и осевшие там. Но следующий поток аваров сгоняет их с места и уносит праболгар хана Аспаруха на Дунай, где уже идут свои процессы ассимиляции – незадолго до того пришедшие туда славяне смешиваются вовсю с жившими там всегда многочисленными племенами фракийцев. В результате всего этого получается славянская православная Болгария, ведущая свою историю от праболгар, которые не были ни славянами, ни христианами. Следы смешения удивительным образом несет в себе болгарский язык – абсолютно славянский по своей лексике, он не похож ни на один славянский язык по своей грамматике; наверное, поэтому он так сложен для изучения нашими соотечественниками, несмотря на отсутствие необходимости заучивать слова. Соседняя Румыния еще интересней: там не было Аспаруха, но, так же, как и в Болгарию, туда пришли славяне и начали свое смешение с обитавшими там даками. Только даки оказались более стойкими, нежели фракийцы, и славянам не удалось навязать им своего языка. Современный румынский язык имеет в своей основе «народную латынь» даков времен Римской Империи, процентов на 30 разбавленную славянизмами. Но тут славянские корни в ассимиляции проявились удивительным образом: румынская латынь обрела славянскую, кириллическую письменность, а с ней вместе конгломерат «даки-славяне» получил православие. Это просто два примера процессов ассимиляции, не более.

      Если вы вспомните первый очерк, где мы говорили об истории вообще, там мы ее сравнили с воспоминаниями конкретного человека. Процессы ассимиляции тоже проще понять на примере семьи. Представьте себе мужа и жену, достаточно близких по своим взглядам, но все же существенно разных. Оно и понятно: притягиваются разноименные заряды (смайлик), абсолютно во всем совпадающие взгляды супругов – нонсенс. Они должны быть разными, иначе им будет неинтересно друг с другом, и брак будет обречен. А представьте себе семью, в которой муж и жена говорят на разных языках, принадлежат разным культурам? Для детей в такой семье ( я писал о такой семье в «Полумесяце») это двойной шанс – прикоснуться к обеим культурам и выбрать себе лучшее из них. Разговоры в таких семьях ведутся, как правило, на двух языках – с матерью – на ее языке, с отцом – на его. Дети всяко будут двуязычными, и им лишь останется выбрать для себя основной язык в зрелости. А что, если родители по-разному религиозны? Да тоже ничего. Если, конечно, они не фанаты, то есть, не душевнобольные.

      Ровно то же происходит и с народами, живущими вместе. Раскопки Ростова Великого показали там наличие двух концов – славянского и мерянского (чудского). И княжеской резиденции слегка поодаль. Были ли конфликты между этими концами? Очевидно, были, как между мужем и женой в любой семье. Думаю, что вряд ли из-за языка. Конфликты ровно того же свойства, что и конфликты между новгородскими пятинами – за землю, влияние, те или иные предпочтения в торговле. То есть, никак не этнические. Этнических конфликтов не было даже тогда, когда Русь приняла христианство: Чудский конец сохранял языческое капище до 12-го века. Мог мерянин и жениться на русской, а русский – на мерянке; в любом случае муж уводил невесту к себе. Единственной условностью было обставлено принятие христианства меряниным: в этом случае он автоматом становился русским и должен был уйти жить на славянский конец. Но даже тогда, когда религии стали различаться, это не мешало Ростову собирать совместное ополчение мерян и славян против внешнего врага.

      Разница вероисповедания – сложный вопрос в процессе ассимиляции. Но он сложен с сегодняшней точки зрения; тысячу лет назад это выглядело существенно проще. История религии прошла три глобальных стадии: анимизм – политеизм – монотеизм. Верования древних людей были максимально приближены к природе: раз яблоня у моего дома дала хороший урожай, значит, она благоволит мне. Значит, у нее есть душа. Неурожай – обиделась, надо ее задобрить. Собственно, одушевление растений, предметов, явлений, которые могут повлиять на жизнь, и есть анимизм. А если все яблони в окру́ге стоят пустые? Значит, обиделись не яблони, а та, высшая яблоня, которая ими управляет. Так и появляются боги, отвечающие за комплекс явлений, командующие «анимистическими душами» предметов и явлений. Это и есть политеизм, содержащий пантеон богов, ответственных за те или иные природные явления – солнце, тьму, подземное царство, молнии. Самые опасные или самые значимые из пантеона становятся верховными божествами. Но солнце, гром, дождь – все это общие явления; это приводит к тому, что верования отличаются своей формой, объект же поклонения не является чем-то исключительным ни для одной политеистической религии. Названия богов разные, да. Но так и языки разные. Так что для народов, исповедующих политеизм (а тем более, анимизм) нет нужды спорить друг с другом – объект поклонения один. Поэтому греческие полисы расселяются по всему побережью, не встречая сопротивления туземцев – боги одни, названия разные. С единственной оговоркой – когда вы не стали строить полис на месте священной рощи. (См очерк о Москвитине). Или когда не вывезли «Золотую Бабу» на переплавку. Но переплавка идола на монеты – вопрос уже не религии, а жадности. А так – финикийский Баал вполне себе похож на греческого Зевса или римского Юпитера – нет повода для драки. Любая политеистическая религия очень открыта, она не содержит никаких тезисов к неприятию иной политеистической религии.

      В нашем случае верования что славян, что варягов, что финнов, что балтов – языческие, политеистические. Значит, препятствий к ассимиляции они не могут содержать. Но и монотеизм на ранних стадиях не сильно агрессивен: во-первых, любая монотеистическая религия, особенно, христианство, содержит прямую отсылку к политеизму. Пантеон языческих богов заменяет в христианстве пантеон святых, ответственных за то или иное направление (Св.Пантелеймон покровительствует врачей, Св. Николай – путешественников и моряков и т.д), ту или иную территорию (Св. Патрик – Ирландию, Св. Георгий – Москву). А во-вторых, в те времена очень сильна была связь всех основных религий с первоисточником – Библией. Библию признают и христиане, и мусульмане, и иудеи. Приняв христианство, русские купцы получили бонус, они стали для арабов Халифата «почти своими», как «люди Книги». Градация по религиозным взглядам, особенно на Востоке, в те времена - трехуровневая (для персов – «свой» = мусульманин, «почти свой»= христианин или иудей, и «чужие» - все остальные). И так оно и сохранялось ровно до тех пор, пока религия соответствовала просто вере и не являлась элементом политики или идеологии, не требовала «привести под свои знамена» как можно больше народа, чтобы через религиозные тезисы диктовать право или власть. Кстати, разница «свой» и «почти свой» все же имела значение. Недаром верхушка Хазарского Каганата приняла иудаизм (единственный в истории случай принятия иудаизма не евреями) – только для того, чтобы быть «своими» для еврейских купцов, обеспечивающих главный товарный поток в Персию и на Ближний Восток.

       Итак, ассимиляция народов идет сама по себе; нет никаких внешних ограничителей. Нет никакой этнической подоплеки занятиям и торговле у всего населения, только природные особенности. И вся территория, населенная финнами, балтами и славянами действует заодно, перемешиваясь внутри себя. Даже внешнее правление приглашают вместе – словены, кривичи, чудь и весь. Так? Тогда давайте посмотрим, что вокруг всего этого происходит в мире.

      Первоначальный летописец и тут дает подробную картину окружающей Древнюю Русь географии, что сразу же вызывает споры и критику исследователей. Не буду даже обременять читателя цитатами и их разбором. Из контекста «ПВЛ» я совершенно уверен, что первоначальный летописец  преследовал совсем иную задачу – показать место славян и «нас вообще» в библейской иерархии народов, произошедших от «колен» Ноя. Что же касается конкретных имен этих народов, то он просто пользовался некими общеупотребимыми названиями, зачастую – собирательными. Примерно как сейчас словом «русские» обозначают на западе всех жителей бывшего СССР, и вы можете сколько угодно бить себя в грудь кулаком в Америке, что вы – еврей из Одессы, вы все равно будете русским. Не уличайте Нестора (или Сильвестра) в незнании – для него валахи это все жители бывшей Римской Империи. Как не надо удивляться и агнянам, которых Лихачев переводит как «англы», хотя летописец помещает их и в Англию, и в Данию. Данов у него нет, и вот начинаются споры, что Дания – место исхода англов на пути на острова… Проще. Агняне – характеристика, типа, «огненные», рыжие. Как и русы. Но это чуть позже. Сейчас нам интересна фраза о дани: «Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма». На рисунке это выглядит так:

дань ПВЛ.jpg

Красным я обвел территории, что платили дань варягам, черным – хазарам. Давайте посмотрим, кто те и другие.

Варяги. Смотрим ПВЛ. «Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем Хамовым». В этом месте варяги отделяются и от шведов, и от норманнов, и от руси. Другое место, факт призвания варягов, описывается так: (862 год). «Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти». Явная путаница, да?  Тогда будем сами разбираться. Во-первых, варяги – они из Скандинавии и из-за моря, очевидно, Варяжского.  Кроме, как на Руси, понятие «варяг» встречается и у византийцев – с 11-го века скандинавские «варанги» - особый отряд на службе императора. Исландские саги говорят о том, что некоторые викинги вступали в отряды варягов (вэрингов), находясь на службе в Византии. Мне кажется, не будет столь уж бездоказательно отождествить понятия викингов и варягов; возможно, второе надо считать частным случаем первого: варяг – это викинг, поступивший на службу. Не обязательно в Византию, раз есть варяжские дружины и на Руси. То есть, любой варяг – викинг, но не любой викинг – варяг, а только тот, кто нашел себе службу. Для уточнения – викинг – скандинав (норманн), а служба – не в Скандинавии (на Руси, в Византии). Тогда немного о викингах. Их история хорошо описана – слишком много шуму они наделали по всему миру. Настолько хорошо, что есть дата начала эпохи викингов - 8 июня 793 года, когда викинги напали на монастырь Святого Кутберта на острове Линдисфарне у восточного побережья Англии. Есть и дата конца эпохи викингов – дата гибели норвежского конунга Харальда Сурового Правителя в битве у английского города Стамфордбриджа в 1066 году. Три столетия скандинавские «пираты» наводили ужас на Западную Европу, освоив и заселив Исландию и Гренландию и добравшись да Канады. Стать викингом означало тогда собраться в поход на своем судне за богатой добычей и славой. Приведу большую цитату из Дудона Сент-Квентинского («О деяниях норманнов», предположительно 1015 год): «Эти народы возбуждаются горячительным излишеством и, растлевая как можно больше женщин чрезвычайно возмутительным образом, производят бесчисленное множество детей в браках, так постыдно заключенных. Когда это потомство вырастает, оно заводит споры из-за имущества с отцами, дедами и между собой, так как численность его очень велика, а земля, ими занимаемая, не может их пропитать. Тогда это множество юношей бросают жребий, кто из них, по древнему обычаю, должен быть изгнан в чужие края, чтобы мечом завоевать себе новые страны, где они могли бы жить в вечном мире. Так поступали геты (Gete), они же и готы (Gothi), обезлюдив почти всю Европу, до тех пор, где они остановились ныне… Покидая свою землю, они направляют свою волю на смертоносное нападение на народы. Отцы их гонят, чтобы они набрасывались на царей. Их отсылают без всякого добра, чтобы они на чужбине добыли себе богатство. Их лишают родной земли, чтобы они разместились спокойно в чужой. Их изгоняют на чужбину, чтобы они обогащались оружием. Вытесняют их свои люди, для того чтобы с ними делили имущество чужое. От них отмежевывается собственная родня, да возрадуются они имуществу чужестранцев. Их покидают отцы, не должны их видеть матери. Возбуждаются мужество юношей на истребление народов. Отечество освобождается от излишка жителей, а чужие страны страдают, безобразно наводненные многочисленным врагом. Обезлюживается все, что попадается им на пути. Они едут вдоль морских берегов, собирая добычу с земель. В одной стране они грабят, в другой – сбывают. Проникши в гавань мирным путем, они отплачивают насилием и грабежом»

      То есть, викинг – любой скандинав знатного происхождения, изгнанный или ушедший из семьи за неимением средств к существованию, дабы эти средства добыть в бою, грабежах или торговле награбленным. Значит, викинг уже не этническое понятие. Но если тебя, как викинга, приняли на службу - охранять от набегов других викингов или хазар, перевозить товары, судить – то ты стал варягом. А хоть бы и князем, ибо это и подразумевается, как мы говорили выше, под словами «платить дань». Ключевский спорит с отождествлением понятий викинг и варяг: «В отличие от викингов и норманнов в Западной Европе — пиратов и береговых разбойников, варяги в русской истории — в первую очередь, вооружённые купцы, включавшие в себя, по свидетельству Титмара Мерзебургского, «проворных данов» (ех velocibus danis), и неких беглых рабов неизвестного происхождения, преимущественно занимающиеся торговлей по Варяжскому пути. Оседая в больших торговых городах по этому пути, варяги встречали социально родственных местных вооружённых купцов и смешивались с ними, вступая в торговое товарищество с местными или нанимаясь за хорошую плату защищать местные торговые пути и торговых людей, то есть конвоировать торговые караваны». (О.В. Ключевский, Курс русской истории. Лекция IX). Но, как мне кажется, одно другому никак не противоречит. Тогда получается, что варягом мог стать любой скандинав-викинг, согласившийся служить за плату туземцам. Не понравилось туземцам (балтам, финнам и славянам) – прогнали варяга. Стало без него еще хуже – снова позвали. Откуда позвали? Из-за моря. Тогда снова вспоминаем очерк пятый, где я рисовал пути из варяг в греки. Помните, где начинаются они? На острове Готланд, где сосредоточена вся морская торговля. Но вот кого именно позвали кривичи, словене, чудь и весь – непонятно, ибо на Готланде могли быть и даны, и норманны, и свеи. Русы? Нет, об этом чуть позже. Но и с Киевом тогда связь понятна – вспоминайте картинку.

Из варяг в греки.jpg

Давайте совместим первую картинку со второй. Чудь, весь и словене на путях 1, 1А . Кривичи – на путях 1А и 2. Всё встало на свои места. И с данью понятно, и с национальностью Рюрика не важно. Он только играл свою роль, отведенную ему призвавшими его племенами. Как и десятки других князей-варягов, то призванных, то высланных. Рюрику повезло, он остался в истории.

      Давайте теперь посмотрим на юг. Там «… хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей». Кто тогда такие хазары? О происхождении хазар не так много известно – это кочевое тюркоязычное племя, первоначально обосновавшееся в современном Дагестане, в районе Дербента. Кочевое движение вынесло хазар в Прикаспийские степи, в низовье Волги, где они и основали свою первую столицу – Итиль. Возвышение хазар связано с экспансией Тюркского каганата – громадной империи, столь быстро овладевшей огромными территориями от Алтая до Кавказа, сколь, впрочем, быстро и развалившейся, как и все гигантские империи, но в своем пике контролировавшей значительную часть Великого Шелкового пути. Занимая территорию от низовий Волги и до Черного и Азовского морей, Хазарский каганат стал контролировать как окончание Волжского торгового пути, так и низовья Дона, то есть, связку Каспийского моря с Черным через Азовское море и короткий волок – нынешний Волго-Дон.  В этом состоянии и застает наша история Хазарский каганат. На Дону, для контроля водного пути из Черного моря в Каспий, хазары ставят вторую столицу – Саркел, а на месте современной Тамани – город Самкерц, для контроля Керченского пролива. Кочевые хазары, как и любые кочевники, строят свою экономику на грабеже попавших в сферу их влияния оседлых народов:

хазары.jpg

      Внешние границы каганата условны, это не границы государства в прямом смысле, это границы сферы влияния. Но, осев в ключевых точках товарного потока, хазары очень быстро из кочевого народа превращаются в полуоседлый: грабить караваны на путях выгоднее, чем собирать с многочисленных «дымов» полян монетки и белки. А еще выгоднее не грабить, а брать плату за проезд: хоть разовая выручка и меньше, зато поток постоянен. Так Хазарский Каганат из скопления степняков-грабителей становится полноценным государством, живущим за счет транзита товаров по его территории, а главные города – Итиль, Саркел и Самкерц – пунктами сбора платы за пропуск караванов по, соответственно, Волге, волоку Волга-Дон и Керченскому проливу. Дань же, наложенная на примыкающие к Каганату славянские племена – плата последних за «мир», за ненападение и защиту от других степняков. Как только такую защиту смог обеспечить Киев, для хазарских данников славян встал чисто экономический вопрос, что выгоднее – дань хазарам, или плата киевскому князю. С моей точки зрения, цены сопоставимы, и вопрос не всегда решался в пользу последних.

И снова не уместилось. Окончание - дальше.


Записи из этого журнала по тегу «Водно-волоковые пути»


promo kvastravel january 15, 17:01 1
Buy for 10 tokens
Есть. После некоторого дружественного футбола (зачеркнуто) обмена мнениями с издательством, книжка "Были и небылицы" (Серия "Мои Кольца. Мозаики") опубликована в Ридеро, Там она уже есть и ее можно купить, а в Литресах-Озонах-Амазонах и прочих апсторах появится через недельку.…