Previous Entry Поделиться Next Entry
Норвегия. Окончание
kvastravel

в начало


           20 июля
. Сегодня последний день нашего путешествия по Норвегии. Завтракаем, за завтраком столпотворение, поэтому Ш. кушали в соседнем баре, поскольку не было свободных столиков, а мы нашли свободный столик, но не смогли заплатить.. Каюты освобождаем далеко заранее, поражает организация прибытия. «Господа, следующие в аэропорт, повесьте синие бирочки на багаж и оставьте его около лестницы на третьей палубе». «Господа, следующие  на автобусные экскурсии, могут забрать свой багаж по их окончании в камере хранения порта, если повесят на него красные бирочки и оставят его на площадке второй лестницы на четвертой палубе».  «Нет, ну конечно же вы можете оперировать своим багажом самостоятельно».

Покидаем корабль и направляемся в сторону российской границы. Киркенес –маленький городок с традиционными норвежскими домишками, настолько  маленькими, насколько аккуратными. Но что-то режет глаз в порту. Добрая половина суденышек у причалов – старые ржавые посудины, над которыми гордо реет российский триколор. Оно и понятно – российский гражданский флот на севере предпочитает обслуживаться в норвежских портах, поскольку это дешевле, чем в родных Мурманске и Архангельске… Это какие же цены предлагает доблестные наши портовые  службы морякам, если те бегут от них в дорогущую, самую дорогую из посещенных нами стран, Норвегию? И уж конечно на краске мы будем экономить. Почему бы тогда не сэкономить и на материи, из которой делаются флаги, поскольку принадлежность судна с такой окраской  нашей стране  не вызывает сомнения и без других опознавательных знаков… Примерно в таких разговорах  подъезжаем мы к знаку  «таможня». Перед нами одна машина, за нами – никого. Да и впередистоящий дядя, как выясняется, русский, но с норвежским паспортом, поэтому в норвежской части у него все быстро. Да и у нас не долго, единственное  затруднение вызвал у норвежца литовский  въездной штампик. «Ну  это Вы в Литву въехали. А в Норвегию – то как?» Краткий курс географии удовлетворил норвежца. А вот российскому пограничнику пришлось читать курс не только географии, но и политического устройства нашего государства. Нет, с девчонками проблем не возникло, они на самолете влетели прямо в Норвегию. «А Вы, Василий Анатольевич,  что-то темните. У Вас нет штампа выезда из России».- «Конечно, нет. Я из Белоруссии выезжал» - «Но в Белоруссию Вы  как-то попали?» Предшествующие недели размеренного отдыха в Норвегии, а также искренность непонимания стражем границы происходящего не дали мне перейти на крик, а позволили всего лишь минут за 20 объяснить качество Белорусско – Российских отношений и политическую суть нашего таможенно – пограничного союза с братской Рэспубликой. Конфликт был улажен, но во  что искренне не поверил страж границы, так это в то, что на большинстве российских пограничных пунктов введен упрощенный (устный) порядок декларации автомобиля, хотя тень сомнения я, безусловно, в его сознание заложил, предложив взять количество автомобилей, переходящих границу в день через крупный пункт перехода границы, например, в Торфяновке под Питером, и умножить на время, которое я при нем потратил на заполнение двух экземпляров таможенной декларации. Так или иначе, но граница была пройдена всего лишь за часа полтора, с первым за всю поездку  открыванием для контроля верхнего багажника. Больший, чем багажники, интерес вызвал бардачок. Интересно, пистолет они там хотели что-ли увидеть?

Еще смутил вопрос пограничника, где мы собираемся пересекать границу на обратном пути… «Мы и так на обратном пути», - удивился я. «Нет, но в Москву – то вы поедете?» - «Конечно» - «Ну вот я и спрашиваю, где границу будете переходить!» Тут уже я почуял неладное. «Так, вроде, по России можно. Или нет?» - «Можно и по России. Но наши в Москву через Финляндию стараются ездить. Длиннее, дольше, но лучше. А то дорожки у нас не очень». Все-таки я убедил его в своем патриотизме.

На выезде из пограничной зоны  - проверка паспортов у шлагбаума пограничников, за будкой которых просматриваются бесконечные северные леса и никакой населенки. Во время короткой стоянки в глаза бросается горящая лампочка отсутствия бензина. Компьютер показывает, что хватит его на 15 километров. Еще километров 20 можно проехать с цифрой 0 на компьютере, но сколько еще? До остановки двигателя мы еще не доводили. Спрашиваем у уходящего пограничника, где ближайшая заправка? В Никеле. Это 45 километров. А ближе нет ничего – ни населенных пунктов, ни объектов сервиса. Честно говоря, при выезде с парома меня посетила мысль о том, что нельзя уж совсем на нуле проезжать границу, но мы уже приучены цивилизованными пунктами пограничных переходов, да и разница в цене на бензин не оставляла сомнений в существовании заправок на первом же километре российской территории… Но их не было. А были впереди 45-50 километров с бензином, которого может хватить на 15 километров. Уже 12… Как назло, потеплело. Но нет. Выключены все потребители электричества, включая кондиционер, сложены зеркала – лопухи. И скорость – 70, чтобы без переключений на высшей передаче. Экипаж притих, хотя у меня почему-то осталась абсолютная уверенность в том, что доедем. Уже на подъезде к Никелю видим указатель направо – Мурманск 225. По моей навигации от Киркенесса до Мурманска всего 240, а 50 от границы до Никеля мы уже проехали, да от Киркенеса до границы километров 15. Но меня это не смутило. Как не смутит потом и отсутствие в навигаторе карты того участка, по которому мы поедем, повернув по этому указателю. Слишком уж я был увлечен целью доехать до Никеля, а потом обрадован, что это удалось, что не обратил внимания на такие мелочи… Тем временем въезжаем в Никель.

Да. Человек, безусловно, царь природы. И может с ней сделать все, что захочет. Захочет – построит чудные красивые домики, как в Киркенесе, милые, уютные и разноцветные. А захочет – построит комбинат, засыплет его  вокруг отходами  в виде  шлака и пыли, разровняет эту темно-серую массу и вкрячит на нее безликие пятиэтажки вперемешку с двухэтажными бараками. Вот это и есть Никель. Чтобы найти заправку, пришлось спрашивать местных, свернуть с асфальтовой центральной улицы на засыпанную шлаком дорогу к заводской проходной. Заправка гордо называлась Роснефть, но под желтой окраской явно виднелись следы красной, еще советской. Бензин стоил рублей, кажется, 28…Впечатленные Никелем, двинулись дальше.  Хочется пить. Останавливаемся у палатки, Ирка бежит покупать попить и возвращается с пивом.

 –  Чего это ты? – спрашиваем мы ее.

 – А там больше ничего не было.

– А за руль как же?

– Да не хочу я рулить по России…– Возвращаемся к указателю (а не надо было, правильная  короткая дорога шла прямо, через Никель), и дорога из хорошей российской превращается сначала в обычную российскую, а потом в грунтовую, с чередой ремонтов. Скорость упала до 40 -50 км в час, а у нас самолет в 9 вечера, да еще два часа мы вернули природе, переведя стрелки вперед при пересечении границы. Но делать нечего, едем, и часам к 5 вечера въезжаем в Мурманск.

Пожалуй, это последняя цель нашей поездки. Давно хотелось увидеть этот самый северный порт России, эту одну из самых значимых наших морских  столиц. Ожидания  были похожи на ожидания от встречи с Владивостоком.  Разочарование тоже оказалось похожим. Нет, может, не было бы такого разочарования, если бы не было Норвегии, если бы мы просто прилетели бы сюда из Москвы. Но радости, удовольствия, мы точно не получили бы и в этом случае. Собственно, Мурманск – город вокруг порта, находящегося  на реке. Порт – самый центр. И состоит он из грязных строений, порой, заброшенных, с выбитыми стеклами. И разные его участки – угольный, например, различаются лишь характерным внешним видом.  Город действительно очень похож на Владивосток.  Похож тем, что и тот, и этот - Города на сопках с прямым центральным проспектом и  кривыми улочками, ведущими от центра. С удивительной потенциальной красотой и столь же удивительной разрухой, запустением. Нет, бывает, что городок беден, не блещет неоновыми огнями, скромен, но, тем не менее, уютен, как Иркутск, например. А здесь – разруха и нежелание людей, здесь живущих, от нее избавиться. В поисках местного «Алеши» - памятника героям – морякам Великой Отечественной проезжаем через центр – порт. С большим трудом отыскиваем к нему дорогу. Но расположен он не слишком удачно – не видно его с основных магистралей города до тех пор, пока не подъедешь вплотную. А подъехав тоже не видишь, поскольку смотреть нужно вертикально вверх. Но поднявшись к его основанию, понимаешь, что сооружение это грандиозно… впечатляет и вид с холма на окружающий город: порт, холмы, и коробки домов, насколько хватает глаз.  Смешанные чувства. Время – 6. в 8 надо быть в аэропорту, а мы еще не ели. По совету местных таксистов едем в кабак, название которого из памяти уже стерлось. Кабак полон народа,  кухня находится практически в зале, отделена от него лишь стилизованным деревянным частоколом, поэтому в залах жарко и душно. Но мы проголодались и заказываем много  всего,  не забыв напомнить девушке, что нам в аэропорт. Девушка произносит что-то типа того, что не только поесть успеете, но и переварить. А дальше мы ждем. Через полчаса мы понимаем, что есть придется в машине  по пути в аэропорт, подзываем официантку и понимаем, что заказ на кухню она не отдала… Еще через 20 минут нам приносят все сразу, и мы все это запихиваем, что себе в рот, а что коробочки на вынос.

 Старт с визгом колес, благо, дорогу в аэропорт нам рассказал стоящий рядом с кабаком таксист. Летим по петляющим улицам и загородным дорогам. Черт. Лелька после еды не переносит агрессивную езду. Ну, да ничего. Поест еще разок в самолете… Вбегаем в аэропорт в начале девятого и натыкаемся на спящего охранника.

– Куда это мы?

 – Так в Москву же, в столицу.

–  А в Москву сегодня все уже улетело.

– А у нас билет.

 – А сегодня рейсов больше нет. И сотрудников больше нет, так как рейсов больше нет. – Начинаем долгое выяснение обстоятельств и понимаем, что уважаемая  компания Скай-Экспресс просто взяла и отменила  рейс, на который у нее не было толи людей, толи самолетов. Причем отменила его совсем, то есть из расписания убрала. И нам ничего об этом не сказала. А билеты перенесла на следующий рейс, который в 4 утра. И такое бывает с бюджетными компаниями. Хотя использовавшаяся в той же поездке Norwegian, изменив на 5(!)  минут время прилета (!), задолбала меня письмами на тему согласен ли я все еще лететь ими, или я сдам билет и получу назад с извинениями свои деньги. Правда, вернувшись, я обнаружил на своей почте письмо от Ская, датированное 18 июля, о переносе рейса 20 июля, а вот использовавшаяся в перелете на Шпицберген SAS не предупредила нас никак  о сдвижке рейса на час. Самое обидное в этой ситуации – отданный  Лелькой вкуснейший ужин. Пока успокаиваются внезапно нахлынувшие на всех чувства, мы с женой выясняем, что через площадь от аэропорта есть летная гостиница, куда и заселяем мам Ир с детьми. Спите, отдыхайте, воспринимайте случившееся, как ничего не значащую банальность.  Ничего не случится, если вы разок сходите на работу не выспавшиеся, или вообще туда разок не сходите. А я вас целую и стартую в Москву.

Из Мурманска до Первопрестольной примерно 1800 км, и я хотел бы приехать завтра к вечеру. Время – 10 вечера, и  в моем распоряжении сутки. Впрочем, это не догма, и если не уложусь – ну и ничего. Планирую ехать часов до 2 ночи, благо север и светло, а там поймем.  Дорога не лучшего качества, но это после норвежских, но в общем-то ничего, и уж точно нет смысла объезжать ее через Финляндию, если, конечно, цель – Москва, про Питер я бы порассуждал.  А в дороге на Москву я еще дома решил не ехать через Питер, а уйти в Медвежьегорске налево, на Повенец, от которого сделана дорога  по восточному берегу Онежского озера на Вытегру, и, по словам архангелогородцев, весьма приличного качества. А от Вытегры на Вологду идет через Кириллов шикарная автодорога, по которой я проехал прошлым летом, возвращаясь с Соловков. Этот путь мало того, что короче, так еще и позволяет избежать езды по трассе Москва – Питер, которую, иначе, как национальный позор России, я охарактеризовать не могу. Тем временем, приближаемся к городкам Оленегорск и Мончегорск. Это два так похожих друг на друга города, что я не помню, в каком порядке я их проехал. Еще они похожи на Никель. Только больше. И комбинаты в них больше. А стоят они не в лесу или на сопках, а в болоте. Представьте себе: вы едете вдоль болота, из которого торчат деревья. Сначала – обычные, потом, по мере приближения к городу – с пожухлой листвой, или без нее. А болото становится все более и более «ржавым». А потом в нем появляются пятиэтажки, покрытые таким же  ржавым налетом. Тем более ржавым, чем ближе к комбинату.  А потом комбинат, в разы больший того, что в Никеле. Трасса проходит по окраине этого города. Сталкер.

Погода портится, пошел дождь, и сильно потемнело. Но и машин стало меньше – практически не стало. А дождь противный, да еще и без того плохую видимость ухудшают мошки, набившиеся о лобовое  стекло, а теперь методически размазываемые дворниками. Въезд в дождевой фронт  совпал со въездом в Карелию. Дорога в Карелии кое-где напрочь убитая, а кое-где свежее отремонтированная,  и на этих кусках можно подразогнаться, но я не делал этого, ограничив себя  120 км/час. А потом, отмыв мошек, кончился дождь, и стало светло. Судя по навигации, проехали полярный круг. Но здесь, в отличие от Норвегии, нет об этом напоминаний, разве что указатель на поселок с названием «Полярный Круг». На автопилоте проезжаю поворот на Кемь – до сюда я на машине уже доезжал. Из сумерек вырастает плотина Кемской ГЭС. Время уже к трем, клонит в сон, а тут еще и смс-ка от Ирки – зарегистрировались, все ок. После Беломорска нахожу чудный съезд в лес, полянка в карельском сосновом лесу, и засыпаю там, едва успев разложить сиденья…

21 июля. Формально, это уже не путешествие, оно закончилось вчера. А фактически до дома 1200… Просыпаюсь от смс-ки жены: «Сели. Все  ок. На работу не пойду». Решил поспать еще полчаса, через час встаю окончательно. Первая остановка – Медвежьегорск. Заправляюсь в городе, свернув с трассы. Проезжаю через этот милый провинциальный городок, в котором когда-то мы с женой в велопутешествии по Карелии, остановились в местной гостинице в надежде на горячую воду, и которой там не оказалось, так что пришлось осваивать местную баню… Дорога петляет по городу и ведет меня к достопримечательности, которую хотел увидеть давным-давно. Село Повенец – начало Беломорско – Балтийского канала, первый шлюз на его пути. Вот и село все проехал… Оппа! Тоненькая полоска воды, шириной с Яузу,  по которой с зазором в несколько сантиметров с обеих сторон протискивается узенькая баржа… Даже язык не поворачивается назвать это водным путем. А сколько сил, энергии, жизней наконец, положено на его постройку. Детская мечта пройти Беломор на круизном лайнере неисполнима. «Без туфты и аманала не построили б канала…»

Еду дальше, дорога – хреновенькая, и я уж было начинаю расстраиваться, что выбрал этот путь, поскольку дорожка еще и вилючая, и средняя скорость очень невелика. Но стоило мне так подумать, как за очередным поворотом   появилась прямая полоска свежего асфальта,  окончившаяся в городке Пудож. Очень милый городок, деревянный, на центральной площади которого обнаруживается симпатичная кафешка. В меню значатся: яичница с ветчиной, яичница с помидорами, яичница с луком, яичница с сыром… А можно яичницу с ветчиной, помидорами, луком и сыром? «Мань, а сколько мне с него взять?» - «Да возьми рублей 80» - это голос с кухни. Ну тогда еще две чашки кофе. Съедаю все это и в отличном расположении духа стартую дальше. Время – 11 утра,  следующая станция – Вытегра. Вытегра – тоже прекрасный городок с милыми домиками над Волго-Балтом с круизными судами на заднем плане. А в прошлом году я въезжал в Вытегру с другой стороны – по грунтовой проселочной дороге от Вознесенья – парома через Свирь. Дорога та оставила массу впечатлений – красивый восточно-карельский лес вплотную к дороге, Свирь, и на въезде в Вытегру – красивейшая, но сильно разрушенная деревянная церковь.

Дальше мне все уже известно – поковыляем по Вытегорским колдобинам, а потом начнется шикарная новая автодорога с разметкой, отбойниками, отличным покрытием и полным отсутствием трафика практически до Вологды. Вот она! На дороге – никого, и нога нажимает педаль глубже и глубже. 160 – нормальная скорость для такой дороги. Еду, наслаждаюсь, проскакива ю мостик с указателем на Архангельск (федеральная трасса Р1) – когда-то я послал туда, а сам не смог поехать, на Мицубиси-Ланцер Ирку Ш., которая в одной из луж этой трассы оставила бампер. Слегка притормаживаю, скорее почувствовав, чем увидев, какое-то шевеление в кустах. Да, оно. Тормозим по полной – в кустах ГАИ. С милой улыбкой проезжаем их на скорости 90 и жмем на педаль. Не может же на такой пустынной дороге быть сразу два поста? Может! Рано расслабился, палочка мне, интересно, что на приборе. Инспектор сияет улыбкой: рекорд дня, 138 км/час. Спорить бесполезно, улыбаюсь ему в ответ:

– Что ж так близко к первым-то встал? Я же разогнаться не успел – мощности не хватило!

– Да, – кивает он. – До лишения не дотянул. Но и оштрафовать тебя я не могу – слишком большая сумма (там 1000 светит), не имею права. Так что составляем протокол, его по почте в ваше ГАИ, а они уже пришлют штраф. –  Дальше еду аккуратно, мимо Ферапонтово, Кириллова, Вологды. В этот раз никуда не заезжаю. Дальше дорога известна и описана мной уже несколько раз. Лукойловская  заправка посредине. Данилов с собором «на Горушке». Ярославль – с удовольствием через центр. Ростов по объездной. Переславль через центр со Спас - Преображенским собором. Мимо Сергиева Посада. Кольцевая. Дом. 22-00. 8 с половиной тысяч на колесах и тысячи полторы на паромах. Самолет на Шпицберген. Какое путешествие!!!






в самое начало.



  • 1
Спасибо! Великолепный отчет. Читается практически как в детстве "Робинзон Крузо". Планы на вечер пошли прахом :)

Это Вам спасибо, что дочитали. А у меня еще "кольца" есть - Славянское и Ближний Восток...

Прочел "Норвегию" практически на одном дыхании. За 2 утра. С трудом выдирая себя на работу из кресла с ноутом. ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!! Море позитива, полезной информации и... стимулов!

Спасибо. Страна и вправду по своей красоте сумасшедшая...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account