Previous Entry Поделиться Next Entry
Ява, Третья Жемчужина ожерелья Гаруды. Картинка вторая, Боробудур, Джогджа и Театр Теней.
kvastravel
В начало третьей Жемчужины (Ява)
В самое начало.


Картинка вторая. Боробудур, Джогджа и Театр Теней.


    3 января. Дорога в Боробудур ведет нас на северо-запад от города, но так же, как и вчера, по сильно заселенной местности, невысокие городские постройки которой


со всеми атрибутами городской жизни

чередуются с мечетями,

церквами

и сельскими кварталами

с небольшими рисовыми огородиками в промежутках между строениями.



Сорок километров от города преодолеваются примерно за час, дорога в какой-то момент пересекает по мостику речушку с прилепившимися на склоне хибарами,

а потом петляет по сильно размытой местности, засыпанной камнями, среди которых угадываются обломки каких-то строений. Мерапи, покрывший слоем пепла на долгие столетия самое большое религиозное строение Южного полушария, не спит и сейчас; в прошлом году произошло самое мощное за последние 100 лет его извержение, с жертвами и спасательными работами. Это не мешает людям вновь и вновь селиться на его склонах – именно вулканический пепел, содержащий в концентрированном виде все необходимые элементы, политый обильными тропическими ливнями, делает здешние поля особенно плодородными.
   Как и в Прамбанане, вход на территорию комплекса для иностранцев отдельный, с кофе, кондиционерами и персональным экскурсоводом.  Здесь же нам предлагается обернуться саронгом – куском цветастой ткани, наподобие юбки, для придания нам подобающего внешнего вида. Потом мы отметим, что саронг действительно используется яванцами в особо торжественных случаях, например, при посещении мечетей, но в Боробудуре нам показалось, что саронг служит, скорее, опознавательным знаком для отставшего экскурсовода,

а также позволяет местным жителям издалека заприметить иностранца для последующей атаки с целью фотографирования,



тем более, народу здесь достаточно много.

 Я не знаю, можно ли тут избежать экскурсии, наверное, можно; обычно мы решаем обратную проблему – где ее найти…  Вот и на сей раз наш экскурсовод был не только интересен, но еще и обладал достойным чувством юмора. Посему ему слово.
Боробудур огромен;

никто не знает, сколько времени ушло на его строительство, но только на то, чтобы насыпать холм, на котором, как на цветке лотоса посреди озера, должна расположиться ступа, имеющая в основании квадрат стороной более 100 (118) метров, говорят, ушло 75 лет. 
    – Какое озеро? – недоумеваем мы, оглядывая окрестности комплекса.

    – Вопрос к Мерапи…  Это одна из гипотез, про цветок посреди озера. Но геологические изыскания у подножья холма говорят о том, что почва могла быть дном озера. Правда, в какое время – вопрос. Принято считать, что холм, на котором стоит каменный комплекс, олицетворяет гору Меру, центр мироздания, а сам храм  – энциклопедия буддизма. Пойдемте в главный вход.
     – А какой главный? – Тут, как и в Прамбанане, входы с четырех сторон.
    – Вот я вас и поймал. Тут нет главного входа. Боробудур – модель вселенной, «мандала». Вход  – начало. У Вселенной есть начало? Вы можете войти в любой из четырех входов и двигаться дальше, по часовой стрелке, обходя все восемь уровней по кругу, поднимаясь, вслед за Буддой, от земли к небу…
    На квадратном основании располагаются восемь уровней, пять нижних – тоже квадратные.  Собственно, внутренних помещений в святилище нет; войдя в одну из четырех арок, вы оказываетесь перед лестницей, ведущей на верхние уровни и отходящими  вправо и влево галереями. Если вы паломник, вам налево, и у вас должна быть в запасе неделя, чтобы аккуратно пройти по всему пути галерей каждого уровня и рассмотреть все барельефы и изображения, повествующие о жизненном пути Будды.

    Так, шаг за шагом, на каждом барельефе будут открываться этапы его жизни, по спирали снизу вверх, и мы вслед за ним последовательно преодолеваем восемь ступеней на пути к просветлению. Пять нижних уровней – это реальная жизнь; два самых первых из них были, как считается, засыпаны землей еще «при жизни» комплекса, то ли для того, чтобы не отвлекать паломников от раздумий о вечном картинками из реальной жизни яванцев, то ли просто, чтобы укрепить фундамент. Но именно на этих уровнях и описаны, в том числе, земные желания (сфера страстей), отказ от которых и борьба с искушениями и станет для Будды дорогой к совершенству. Этой борьбе и посвящены три следующих уровня (сфера форм). С пятым уровнем заканчивается  квадратный земной мир и начинается круглый, духовный. Сфера без форм. Нирвана. Путь, которым мы следуем от входа по спирали через все уровни наверх, в Нирвану, называется «Дорогой процессий». Но вот и мы достигаем Нирваны

    – А что, в Нирване тоже три уровня?
    – Как в самолете, – ответил гид, – Эконом, Бизнес и Первый…
На духовных уровнях нет ограждений – вы вольны беспрепятственно созерцать мир вокруг себя, вовне

или внутри.

Здесь, на верхних уровнях, только «колокольчики» со статуями Будды. Кое-где они открыты, а в одном колокольчике никого нет. Но не ищите смысл в отсутствии тех или иных элементов. Вслед за открытием в 1814 году будущим основателем Сингапура, сэром Стэмфордом Раффлзом (вернее, по его указанию), долгие без малого 100 лет храм был бесхозным; один только король Сиама, с разрешения губернатора, вывез отсюда восемь бычьих повозок со статуями и барельефами. Смысл надо искать только в отсутствии статуи Будды в самом верхнем куполе.
    – Даже Будда не достиг этого уровня, – пояснил гид, – Это место для меня…
    Как и Прамбанан, Боробудур был построен из камней с выступами для сцепления друг с другом и без связующего их раствора. Но реставраторы так уже не умеют,

впрочем, я не могу за это поручиться, поскольку не вполне понимаю значение приставки «индо-» перед словом «цемент». А еще, говорят, Боробудур при жизни был цветным, раскрашенным яркими красками.
Перед прощанием, в ответ на наши сетования на многочисленность туристов, наш гид немного разговорился.
    – Боробудур очень важное место. Эти люди в большинстве своем не совсем туристы, паломников тут бывает  тысячи…
    –  Мы полагали Индонезию исламской…
    – Буддизм не религия. Это философия. Первый уровень Боробудура, сфера страстей, начинается изображениями разных действий, приводящих к одному и тому же результату. Таких изображений больше ста. А потом картинки показывают, как одно действие приводит к сорока различным результатам. Боги, как и люди, не властны над законом причин и следствий, поэтому не всесильны. На стенах Боробудура указан  путь, которым надо следовать, чтобы достичь совершенства. А человек, достигший совершенства и просветления путем упражнений и праведной жизни, выше богов, он может творить чудеса. Впрочем, место на самом верху все еще свободно.
    –  Спасибо. Но, пожалуй, мы подумаем об этом позже…
    Сэм отметил нашу озадаченность, но счел ее проявлением усталости. Поэтому соседствующий с Боробудуром индуистский храм (Мендут?), взгляд на который остановился еще по дороге сюда из-за огромного дерева, ровесника храма, мы посетили по нашей инициативе.

Сам храм стар, на его ступенях и стенах видны следы реставрации в виде бамбуковых лесов и скучающих в сторонке рабочих,

спешить которым некуда. Впрочем, в этой стране спешит, пожалуй, только одно существо - не отстающая от петуха здесь же, во дворе храма, курочка, находящаяся, по всей вероятности, в сфере страстей.

Внутри Храма три статуи, центральное изображение сложило руки в позе медитации. Но, несмотря на скрюченные  в попытке повторить статую собственные руки,

медитировать тут не получается. А вот находящийся через дорогу от храма современный буддистский монастырь просто зовет туда заглянуть. Тут никого народу, спокойствие и благодать среди цветов лотоса,



тишина, нарушаемая, разве что, шелестом крылышек бабочек…



Уходить отсюда не хочется,

но приходится, поскольку мы хотели сегодня еще погулять по Джогдже. Выйдя из монастыря, кроме старого индуистского храма, машинально  обращаем внимание еще на два религиозных сооружения -  стоящую тут же мечеть по одну сторону дороги,

и на крест костела по другую.

Еще через час нас снова встречает послеобеденная Джогджа. Мы спешим, поскольку у султанов свои распорядки, работать они не хотят. Впрочем, ерничаю. Сейчас, в процессе езды по улицам Джогджи в несонном состоянии, мы явном образом отметили, что эпитеты типа «жемчужина центральной Явы», «центр индонезийской вселенной» и даже «культурная столица», мягко говоря, преувеличены. Я даже воздержусь от собственного заготовленного эпитета, что она «почтеннее своего возраста»… Мы торопимся в Дворцовый комплекс Кератон, который на 30 лет моложе самой Джогджи, по одной причине – дворец закрывается в два пополудни. Время без четверти два, и мы успеваем схватить за руку экскурсовода, пожилую тетку, которая бежит бегом по залам, не оборачиваясь к нам и бубня себе под нос что-то в стиле заученного в детстве топика из серии «Ландэн из зе кэпитал оф Грейт Бритн», вернее, «Султан 9-й в Америке – Султан 9-й с Королевой – султан 9-й с Президентом...» Впечатления от дворца остаются соответствующие, но все же что-то я успеваю понять и рассказываю под гневные взгляды замершей вполоборота тетки.
Дворец – частная собственность семьи Султана Джогджи, легендарной личности, Богоизбранного Хаменгкубувоно Девятого, основавшего в период борьбы  Индонезии за независимость в Джогдже столицу независимой республики. За это Султан и был оставлен во власти первым Президентом, г. Сукарно. Султанский дворец занимает достаточно большую площадь, окруженную двухметровыми стенами, заполненную различными постройками султанского назначения. Вход во дворец охраняет стража,

внутренние помещения просторны, чисты и отделаны мрамором,

итальянские мотивы украшений тонко переплетены с восточными.



Герб прост,

а почта еще проще.

Во всех помещениях множество портретов и фотографий, указывающих на то, сколь прост в общении Султан – хоть со своими подданными,

а хоть и с Президентом США. Впрочем, простота, доступность, либеральность и продвинутость Султана лучше всего подтверждается тем фактом, что у него была всего одна жена. Я не стал переснимать со стен многочисленные фото типа «Султан на коне» и «Султан седлает коня», приведу лишь несколько картинок.





Последнее фото, кстати, говорит еще об одном народном искусстве Индонезии, музыки традиционного оркестра гамелан (помните  бочку в оркестре Рамаяны?) Но что это, боданг, балужан, ребаб, слептем, или челемпунг, знать нам, увы, не дано.
    Прощаясь с нами, тетенька-экскурсовод вытирает пот: «Успела!» Если у вас нет  времени, то 15-30 минут  на посещении этой достопримечательности Джогджи можно сэкономить, переместившись сразу  от главных ворот комплекса, от 9-го Султана, вглубь квартала и веков, на девять поколений назад, в Водный Замок, построенный самым первым султаном Джогджи. Здесь вам нужно купить лишь входной билетик; экскурсовод сам возьмет вас под локоть, окажется он общественным деятелем прилегающей к Водному Замку деревеньки – квартала местных жителей, возглавляющим организацию, призванную с умом тратить деньги ЮНЕСКО на поддержание народных промыслов. А вместо оплаты ему будет достаточно обещания посетить его лавку народных промыслов.
    В средневековый спа-комплекс ведут шикарные центральные ворота,

но султан предпочитал другой, незаметный путь.

 Еще бы, кроме бассейнов, в которых отдыхало после долгих трудов тело богоизбранного в окружении семьи или гарема,

под взгляды из окон местных жителей, (окно на фото ниже принадлежит семье нашего  экскурсовода,

женщины этой семьи на протяжении веков выполняли черную работу уборщиц в помещениях бассейнов по причине принадлежности мужчин к самому низшему в этих местах сословию тех времен – христианских священников)… так вот, кроме этих бассейнов там был еще один, с входом через закрытый туннель. Там, в круглом атриуме вокруг маленького бассейна, в уединенной комнатке, происходило то, что и являлось основой  мироздания. Там происходила мистическая связь Султана с  Владычицей Южных морей. Никто не должен был знать об этой связи, но все знали и почитали ее настолько, считали настолько священной, что… никто другой в этом месте не имел права вступать ни в какую связь ни с кем другим. Наш английский так далек от совершенства, что экскурсоводу пришлось  по частям произносить этот текст, медленно и четко, чтоб мы поняли, выговаривая все подробности мистической связи, что кончики его ушей под конец стали пурпурными, а мы оказались  не в силах отказаться от посещения его сувенирной лавки.
– Представляете, какие нравы были у мужчин той поры, – посетовал гид, стараясь оправдать цвет своих мочек.
– (И сила), – подумал я, представляя, какую волю нужно иметь, чтобы, оставив жену и весь гарем в неведении, в уединенной комнате ждать  появления Владычицы Морской. Правда, богоизбранный…
ЮНЕСКО, зная эту историю, выделило деньги на переселение части жителей прилегающих к Водному Замку домов с окнами на бассейн в новые, оставив им старые как мастерские и сувенирные лавки. Большей частью тут производится батик, а также изделия из него. Но особенно нас заинтересовало производство плоских кукол для Театра Теней – Ваянг Кулит (Wayang Kulit). Театр теней – особое искусство Индонезии, представление, идущее под аккомпанемент оркестра гамелан на тему сюжетов из «Рамаяны» или «Махабхараты».  Кукловод, «даланг», манипулируя куклами из кожи буйвола, ведет представление теней на освещенном светильниками белом экране. Зрители же вольны смотреть на действо, которое может продолжаться многие часы, с любой понравившейся им стороны. Куклы делаются из высушенной кожи быка, тонкой иглой в них прокалываются отверстия, образующие потом на экране причудливый узор, а на сами шкуры наносится краска, приготовленная тут же в ступках из местных цветов и минералов. Посмотрев, как на наших глазах оживала кукла, мы попросили Сэма заказать нам на вечер билет в Театр Теней. Сэм удивился, хихикнул, но заказал.
    Гулять по индонезийским городам не сильно приятно, я рассуждал об этом в Макассаре, и  Джогджа – не исключение. Но прогулка по культурной столице значилась в наших планах, поэтому мы остановили машину на улице Мальборо (Malioboro).  Имеет ли ее название отношение к одноименным герцогу, сигаретам, или, на худой конец, провинции  Новой Зеландии, я не знаю. Но на этой улице расположены лавки огромного уличного рынка, в недрах которого мы утонули. А всплыв через час, поймали первое, что поймалось. И им оказалось такси, а не один из многочисленных бечаков.

    Сэм и Томми  явно веселились, провожая нас на представление Театра Теней, которое началось еще по пути – мы попали в пробку, вызванную перекрытием улиц центра. Нет, не из-за кортежа Президента, откуда он тут, из-за народного гуляния на площади, прилегающей к султанскому дворцу. Город гудел, народ веселился, шумел, прыгал и ел сладкую вату, а мы пробирались на придуманную себе культурную программу. Представление предполагалось в театре; по центру похожего на промышленный цех зрительного зала располагался оркестр, сзади которого даланг раскладывала плоские марионетки из цветной бычьей шкуры. Первый шок – цена билета в …20000 рупий. Чуть больше двух долларов. Да… шок второй – ни одного местного жителя, только бледнолицые белокурые варвары. Ладно, рассмотрим, я еще вчера обещал, оркестр.

Чего тут только нет:

(на заднем плане – зрители)



А это хор – «подпевка»       





Представляете, какую какофонию это все выплеснуло на наши уши? Но что из этого боданг, балужан, ребаб, слептем, а что челемпунг, знать нам, увы, все же не дано.
А это куклы, приготовленные для представления,



и само представление, со стороны «даланга», дирижера или света,

и со стороны тени.





А вообще-то, красиво. И возможность заходить со стороны артистов  - это свидетельство наступившего в Индонезии социального равенства; когда-то это было можно лишь избранным, а затем лишь мужчинам.
    Когда мы подошли к выходу, Сэм поднял большой палец вверх:
    – Вы молодцы. Двадцать минут этого спектакля выдерживает примерно половина. А вы целых полчаса.
    – Мы получили представление…  – начал оправдываться я, еще не понимая, шутит, он или подтрунивает. А потом мы вышли на улицу, купили сладкой ваты  и пошли в направлении движения гуляющих людей, а не против него, как получасом раньше. На небе плясал лучик прожектора, и Томми поднял к нему руку:
    – Смотрите, новые технологии. Дождь лазером разгоняют…
    – Да иди ты! – парировала Ирка, и Томми заржал, пока я еще соображал, что это всего лишь шутка, а не  Российско-Индонезийская общность нано.. менталитетов.




продолжение следует

  • 1
Очень здорово! Я на Яве была год назад, по похжему маршруту - Джоджа-Бромо-Иджен-Бали. Но у нас по храмам без экскурский получилось - экскурсоводы не предлагались, так что ходили сами и вспоминали по кускам из ранее прочитанного. Так что было очень интересно из ваших уст узнать немного больше деталей. С нетерпением "жду" прочтения Сулавеси и тп - там еще не была вовсе!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account