Previous Entry Поделиться Next Entry
Ява, прошлое и настоящее. Третья Жемчужина ожерелья Гаруды.
kvastravel
Жемчужины ожерелья Гаруды ("Индонезийское Кольцо")

В начало
В Первую Жемчужину (Сулавеси; Тана Тораджа)
Во Вторую Жемчужину (Флорес; Комодо и Ринча)


Ява, прошлое и настоящее. Третья Жемчужина ожерелья Гаруды.

           Ява встретилась на нашем пути дважды. Прилетев в Джакарту и перелетев сразу в центр острова, Джокьякарту (далее Джогджа, как ее часто зовут местные жители, и я буду тоже, просто для краткости) в первой части, мы проделаем путь до самой восточной окраины острова, деревушки Кетапанг, автобус из которой перевезет нас на Бали, через паромную переправу, и дальше в, Денпасар.



Паром и путь от порта до Денпасара, а так же свои впечатления от него,  я опишу тут же, в первой части, поскольку надо же их где-то описать, а посвящать четырем часам в автобусе и одной ночи в городе отдельный рассказ, или даже его часть, неправильно.  А во второй, уже пройдя  все наши маршруты,  и по Яве, и по островам Флорес и Комодо, и по с незабвенной Стране Тораджа острова Сулавеси, мы вернемся снова на Яву, чтобы сутки с небольшим посвятить столице острова и всей страны – огромной многомиллионной Джакарте. И пусть вас не смущает название этого рассказа: Ява столь многогранна, что ее прошлое – это не только храмы, индуистские и буддистские, не только султанские дворцы и кварталы голландского наследия, но и вулканы; прошлое геологическое. Впрочем, вулканы – не только геологическое прошлое, это и геологическое настоящее. А еще настоящее Явы – это дома и дороги, мотоциклы и люди, которые  живут, ездят на мотоциклах по своему перенаселенному острову и отвоевывают у вулканов жизненное пространство.


Часть первая.
Картинка первая. Прамбанан и Рамаяна.
    Почти сутки пути от  Москвы до Джакарты дались нам неожиданно легко – видимо, удобные «Turkish airways», с нормальным сервисом, новенькими аэробусами, оснащенными индивидуальными видео с набором фильмов на русском языке, да неожиданный подарок в виде пустого кресла в нашем ряду; удобная стыковка в удобном аэропорту Стамбула с  удобной встречей  в нем московского Нового года…

    Вылетев 31 декабря вечером из абсолютно пустого Шереметьево, вечером 1-го января мы были в гостинице FM-7 неподалеку от Джакартского аэропорта, а утром 2 января 2012 уже вылетали из местного, очень удобного, зеленого и симпатичного терминала


в Джогджу,

где, через час полета, нас встретил Сэм (Sam), гид, с которым я списался из Москвы, попросив организовать стандартный тур  Джогджа – вулкан Бромо – вулкан Иджен – Кетапанг. А когда Сэм предложил добавить к этому еще и встречу в  Джогдже и сопровождение по ней и окрестностям, я, неожиданно для себя, согласился. Забегая вперед, отмечу, что вряд ли это имеет какой-либо смысл – передвижения по Джогдже и по Яве вообще абсолютно беспроблемны, в том смысле, что транспорт дешев и доступен, заказать индивидуальный автомобиль  можно прямо на стойке гостиницы или в аэропорту, хоть на день, хоть на необходимый вам маршрут. Да и самих  отелей тут  предостаточно, на любой вкус и кошелек, и их бронирование проще всего сделать там же, в аэропорту, на соответствующих стойках. Впоследствии мы так и делали; заказ же машины на день обойдется долларов в 50. Но я, не представляя еще, насколько Индонезия дружелюбна  для туриста, решил дать волю своей лени, поэтому в аэропорту Джогджи нас встречал Сэм. За рулем достаточно свеженькой Сузуки был еще один попутчик – Томми, как он нам представился – водитель, на поверку оказавшийся очень симпатичным человеком, бегло владеющим английским, и, как выяснилось позже,  гидом, приведшем Сэма в турбизнес и выполняющим  роль водителя лишь из-за отсутствия водительских прав у последнего. В конце своего повествования я дам ссылки на обоих; если вы захотите получить гида и водителя в одном лице, пишите Томми, если к этому набору вам понадобится еще один гид – пишите Сэму. Но по нашему скромному мнению, ни для Джогджи, ни для окрестных храмов, гид не нужен вообще. Впрочем, на общей цене это отразится несущественно.
     Сузуки, кроме относительной свежести, обладала еще и третьим рядом сидений, поэтому дальнейшие передвижения оказались достаточно комфортны.  А сравнение нашего автомобиля с автомобилями вокруг привело к первому неожиданному открытию – их состояние отнюдь не хуже нашего. Судя по автомобилям на улицах, Индонезия не столь бедна, как, скажем Сирия или Египет, дорогих авто немного, но массовый автотранспорт весьма приличен. Впрочем, возможно, класс населения, использующий в Ближневосточных странах сильно подержанные авто, предпочитает тут мотоциклы, которых море. Вся индонезийская жизнь, похоже, происходит на мотоциклах, но мы это обсудим чуть позже, когда познакомимся поближе и накопим впечатления. Пока же Сэм вносит первые коррективы в наши планы – сегодняшний день мы планировали провести в прогулках по Джогдже и релаксации от перелетов – акклиматизации, в том числе и временнОй. А храмы были запланированы на завтра, и буддистский Боробудур, и индуистский Прамбанан. Но Сэм сразу предложил ехать в Прамбанан, показав рукой на небо: вчера с полудня зарядил дождь, закрыв Прамбанан пеленой облаков. Запланировав  назавтра оба храмовых комплекса, мы неизбежно оставляли посещение одного из них на вторую половину дня. А дождь в сезон дождей, хоть и не прогнозируем, но случается чаще после обеда. Сейчас же, несмотря на плотно закрытое облаками небо, дождь еще не собрался, и Сэм предложил использовать это обстоятельство для посещения Прамбанана.
    Дорога в Прамбанан из аэропорта хоть и лежит в сторону, противоположную городу, но идет по сплошь населенной местности, словно едешь по большому поселку. Несмотря на то, что  направляемся мы в индуистский храм, сопровождающие нас достаточно частые мечети однозначно указывают на преобладающую здесь религию. Мечети разной формы, в массе своей невысокие и неброские, хотя встречаются и исключения.

А вот следующее исключение повергло нас в шок

 – Что это? – в три голоса спросили мы Сэма.
– Мечеть, – невозмутимо ответил он и добавил, – Почему-то она вызывает такую бурную реакцию у гостей из России. У меня недавно была группа из Украины, они тоже были поражены. Почему?
– Наверное, потому, что именно так будет выглядеть через некоторое время кафедральная мечеть России …
    Но Сэм не понял нашего черного юмора. Как, наверное, он не понял и объяснения украинских предшественников. Оставим и мы объяснение нашим последователям, которые не забудут взять для Сэма  открытки Москвы.
    Дорога приводит нас к храмовому комплексу Прамбанан, узнать который легко даже ни разу не побывавшему по эту сторону экватора туристу.

Путеводители в один голос рекомендуют посещать оба знаменитых храмовых комплекса Явы, Боробудур и Прамбанан, в один день, и в этом есть свой, несколько скрытый в витиеватых поворотах двух столь близких, сколь и различных философий (умышленно употребил этот термин), как буддизм и индуизм, смысл.
    Расположившиеся по разные стороны от Джогджи, эти храмовые комплексы, построенные примерно в одно (не придирайтесь,  100 лет  для такой истории  – не срок) время, словно уравновешивают друг друга относительно нынешнего,  сравнительно нового центра  - Джогджи, с ее султанским дворцом и мечетями. Ладно, не будем сразу погружаться в рассуждения; уж коли пришлось начать знакомство с индонезийским прошлым с Прамбанана – так тому и быть. Для иностранцев тут отдельный вход, с кассой в кондиционированном помещении, бесплатным кофе, чистым туалетом и индивидуальным экскурсоводом. То есть, несмотря на рекомендации большинства путеводителей заказать тур к храмам в гостинице или одном из многочисленных местных турагентств, это не имеет никакого смысла – на входе вам выдадут нового экскурсовода, а приведший вас сюда старый годен лишь на то, чтобы предоставить скидку в пару долларов от цены, обозначенной на кассе. Ничего другого на территории храмов неаккредитованный гид не имеет права делать, так что наш Сэм безмолвно следовал за нами. А учитывая сидящего в машине третьего гида, Томми, исполнявшего роль водителя, мы, похоже, в этот день серьезно улучшили показатели безработицы среди гидов на Яве…
    Наш Прамбананский гид был не просто аккредитован и одет в традиционную рубашку из батика, он оказался еще и преподавателем местного университета, и слушать его было достаточно интересно.

Но стоило ему начать свой рассказ, как со всех ног к нему бросились молоденькие девчонки, в таких же рубашках, как и он, и стали ему оказывать почести – брать его за руку и прикладывать ее к своему лбу. А потом оказывать почести нам – сфотографироваться с большой белой обезьяной, похоже, верх блаженства для местного населения. Его тут много, по причине случившихся в это время школьных каникул; иностранцев же  легко отличить от местных – только иностранцы не будут просить вас с ними сфотографироваться. А прикладывание руки ко лбу  - верх уважения к учителю, выше только уважение к родителю, руку которого (правую!) в такой ситуации можно поцеловать. Но дадим слово учителю.
    Индуистский комплекс Прамбанан, как считается, был построен в начале десятого века принцем пришедшей к власти в государстве Матарам  шиваитской династии (Санджаи?), в пику правившей до того  буддистской династии (Саилендара?), возведшей накануне величественный Боробудур, как доказательство превосходства буддизма. Похоже, так они, буддистские и индуистские  учения, и спорили между собой, проникая, переплетаясь и прорастая друг в друга и даже породнившись семьями в конце, пока этот спор не прекратило извержение нависающего над обоими комплексами вулкана Мерапи 1006 года, похоронив под слоем пепла  и буддистскую, и индуистскую святыни, а,  в конечном счете, и все государство Матарам,  осколки индуизма которого переместились, смешавшись с магиями туземцев,  на соседний Бали, уступив расчищенную вулканом Яву более понятным «книжным» религиям купцов Запада…
    Прамбанан – целый комплекс храмов;
центральное место занимает огромный храм Шивы

высотой в 47 метров, с квадратом сторон 34 метра и в виде пирамиды, окруженной галереей. По бокам от него два храма поменьше,  посвященные Брахме и Вишну. Они стоят в ряд, образуя индуистскую троицу (Тримурти: Главный – Шива – многорук и страшен, это «разрушитель», в отличие от «творца» Брахмы и «поддержателя» Вишну). Но философствовать по этому поводу я буду позже, а сейчас  я напрасно  пытаюсь интерпретировать слова учителя – экскурсовода, которые надо просто слушать. Давайте  пройдемся  по окружающей   храм галерее, по часовой стрелке, как и полагается ходить при совершении коры,

рассмотрев внимательно изображения на стенах,
повествующие, вслед за эпосом «Рамаяна», о борьбе добра со злом

(зло - на каждой «картинке» всегда слева, с той же стороны, где у индусов (а потом и мусульман) находится рука, служащая для общения с неприятностями и нечистотами), а также о всепобеждающей силе любви.
Сам же храм имеет четыре входа с разных сторон. Главный, восточный, ведет в центральное помещение со статуей самого Шивы на постаменте из цветка лотоса.

Лотос – тоже символ Троицы, растение, корнями уходящее в землю, стебель его в воде, а сам цветок – на воздухе. Рождение – жизнь – смерть… Другие же входы ведут в помещения поменьше, в одном из которых и находится «Стройная дева», Лара Джонггранг, как иногда еще называют весь этот комплекс. С этой дамой, которую идентифицируют как богиню Дурга, супругу Шивы, связано множество легенд, посвященных основанию самого Прамбанана. Или интерпретаций одной и той же легенды, сводящейся к коварству слабого пола и неизбежного за то наказания.
    Влюбившийся в принцессу  Джонггранг принц (полководец, бедняк, сын мага – выбрать по вкусу), чтобы добиться ее руки, должен был выполнить условие девушки – построить за ночь тысячу храмов (сделать тысячу статуй предков, построить шесть дворцов и колодцев с тысячей статуй). Маг привлек на свою сторону темные силы (остальные – обычную магию) и, было, выполнил пожелание принцессы. Но та расстроилась и остановила действие магии, положив  перед темными силами цветы (или разведя костер, чтобы темные силы  приняли зарево за рассвет; по одной из версий принц сам просчитался) ровно на 999 элементе. Разгневанный юноша воскликнул: «Ну, тогда ты будешь тысячной(ым)!» Но, вообще говоря, Дурга сама по себе «серьезная» богиня – сражалась с демонами, защищала других богов и принимала жертвоприношения.
    Напротив трех главных храмов – еще три поменьше, и посвящены они трем ездовым животным – ваханам соответствующих богов.  Брахма путешествовал на гусе (лебеде) Хамсе, Вишну предпочитал уже знакомую нам Гаруду, а солидный Шива использовал быка Нанди. Так вот откуда у тораджей  верование в необходимость жертвы быка для перемещения души усопшего в южную сторону? (Ой! это я сейчас подумал, уже после описания «Жемчужины» Тораджа). В каждом из этих малых, вспомогательных храмов была когда-то статуя соответствующего животного, но сейчас такая статуя сохранилась только у Шивы.

Мы гуляем еще какое-то время по всему парку,
состоявшему когда-то из огромного множества храмов и сооружений, окружавших центральный комплекс и служивших усыпальницами раджей и знати, но разрушенных вселенской катастрофой.

Камни, из которых сложены стены Прамбанана, как и камни завтрашнего Боробудура, отличаются друг от друга по «половому признаку». На поверхностях одних сделаны выпуклости, других – углубления, что позволяет укладывать их друг на друга без раствора; такая кладка достаточно подвижна, чтобы выдерживать серьезные колебания
но даже не выдержав колебания катастрофические,  она помогает теперь реставраторам собирать, как пазл, элементы конструкций. Впрочем, ученые ЮНЕСКО еще не договорились, что считать катастрофой прежнего Прамбанана, извержение ли Мерапи, или совпавшее с ним появление ислама и падение государства Матарам, и создали на месте храмового комплекса огромный и достаточно ухоженный парк

по которому с удовольствием прогуливаются люди всех цветов и оттенков кожи, всех религий


с чудесными малышами
которым, как и их мамам

очень нравится фотографироваться, особенно с людьми светловолосыми и бледнолицыми, а публику, ожидающую начало представления традиционной «Рамаяны» «разогревает» местная сельская рок-группа.

Собственно, «Рамаяну» советуют смотреть здесь же, под открытым небом парка Прамбанан, среди посвященных этому действию храмов, но сейчас сезон дождей, и не факт, что погодные условия позволят в этот раз принцу Раме победить демонов. Поэтому решаем ехать в Джогджу, попросив таки Сэма заказать билеты на представление по телефону. Да и нам нужна передышка – позавчера еще мы были в заснеженной Москве, в другом полушарии, в другом году и в другом измерении…

Так и катимся,  «потеряв» часть экипажа, окруженные мотоциклистами,

через центральную часть Джогджи с забавными скульптурами



к нашему пристанищу на ближайшие две ночи, отелю Grand Rosella,  за 200 с чем-то тысяч рупий…
    В семь вечера в дверь постучали. Сэм.
    – На балет идете? – спросил он, недоверчиво глядя на наши заспанные рожи.
    – Идем…
Представление происходило на территории некоего отеля, предварялось ужином по типу шведского стола, сопровождаемым танцами восточных красавиц

под аккомпанемент  традиционных инструментов и пения.

Мы уже, было, решили, что Рамаяну будут давать тут по «китайскому» принципу – мы попали на такое действо в Сиане, где зрители в зале сидели за столами, а танцоры на сцене красиво народно танцевали под их смачное чавканье… Но нет. Через некоторое время красавица-танцовщица в изящном поклоне пригласила следовать всех за ней в расположенное по соседству отдельное помещение со зрительным залом.
    Зрительный зал был достаточно прост,
практически без декораций, он словно заранее предлагал сконцентрироваться на пластике. Ту  же цель преследовало, видимо, и либретто, напечатанное на половине странички формата А4.
    На пластике, совершенно индийской, мы и сконцентрировались…






…каждый по-своему




Нужно ли идти на Рамаяну? Нам кажется, нужно. Я не могу сказать, что нам тут как-то особенно понравилось, но вот то, что это часть индонезийской культуры – однозначно. Так что идти, чтобы не посмотреть, но взглянуть. Но не обязательно.
Еще мы обратили внимание на оркестр. На чем тут только не играли, на каких-то кастрюльках,
молоточках, барабанах и прочих, явно приспособленных под это инструментах

Но это мы рассмотрим повнимательнее в другой раз.
    Уже в гостинице, падая и засыпая, я понял, что именно «Рамаяна» натолкнула нас на эту мысль. Она тут только мелькнула, пожалуй, впервые в этой поездке, но потом  она будет нас преследовать, проявляясь все четче и четче. Это другой мир. Другая планета. Мы будем дальше все чаще и чаще сравнивать Индонезию с Тибетом, мы укрепимся в мысли, что даже Ближний Восток со всеми своими заковыками и условностями  - мир наш. А вот тут – что-то другое, отличное от нашего в самой своей основе. Тут вот, в пластике Рамаяны, это и зародится впервые и будет усиливаться по мере нашего продвижения, достигнув высшей точки в Тана Торадже. Тут же мелькнет впервые какое-то тому объяснение, но схватить его в этот момент, проваливаясь в сон, я не успею…


  • 1
(Анонимно)
Надо же, какой длинный один день получился. Русскоудивляющая мечеть на фотке моментально поражает воображение нашего человека))) Интересно кто у кого таки? А Лель, смотрю, все продолжает во сне грезить Дедом Морозом под чУдные звуки диковинных инструментов))

Не-не-не. кто у кого - вопрос не стоит. Иван Грозный, взятие Казани, 1555, Постник Яковлев и Брама. Опс.. И я задумался. Брама?

Ещё только увидев загрузку фотографий с храмовыми комплексами я выдохнул: "Ох!" совсем чуждое. Посмотрел улыбки - да нет обычные люди. Но ведь эти храмы у них на уровне генов лежат.

Леш, зайди в заключение. Улыбки тоже другие, искренние и не американские.

Заключение будет в конце. Не порть очередность)))

  • 1
?

Log in