Previous Entry Поделиться Next Entry
Славянское кольцо. Часть 7
kvastravel
в начало

3 августа. Выпив по чашечке хорошего итальянского кофе, выгружаемся из судна в порту Бари. Шлеп – это пограничник ставит штампик не глядя. Вот она, Италия, в которой все и всем по большому счету, пофигу. Но это «пофигу» очень весело и дружелюбно – вкусно как-то. Поэтому Италию мы любим. Зачем мы здесь? Во-первых, за штампиком. Это есть. Во-вторых, поклониться Николаю Чудотворцу. (Третье – Лелькины Помпеи, это потом). Ставим на навигаторе Nicolas Church и получаем больше десятка адресов. Какой наш? Тогда добавляем Russian. Ок, адрес один, едем. Петляем по улочкам, уезжая все дальше и дальше от центра. И вот комплекс зданий «Русса Кьеза». В комплексе зданий большой русский храм и какие-то помещения, в которых дежурит охранница в полицейской форме, которая никак не реагирует на наш проход и тыканье в закрытые двери. Все закрыто, надпись на храме гласит, что службы здесь идут раз в неделю по четвергам(?). Уже собравшись уходить, слышим окрик по-русски «Вы что-то хотели?» - «Да, попасть в церковь и приложиться к мощам». – «Мощи не здесь, это в Базилике, недалеко, там же и службу отец Владимир проводит, он там каждый день, идите туда,- вы его обязательно застанете». Откуда-то появляется провожатый – Георгий, он берется показать дорогу, ему по пути. Хорошо, идем. Машина припаркована на улице под автоматом на 40 минут, и я вначале не переживаю… Георгий – выходец из Батуми, здесь уже более 15 лет, ведет нас быстрым шагом, рассказывая одновременно о зданиях, что мы проходим, и о тяжелой жизни здесь, в Италии. «Нет, это не Европа», - говорит Георгий, - «это Южная Италия, здесь все не так, здесь нет никакой социальной защиты, полностью зависит он от хозяина (а я забыл, чем он занимается – что-то типа менеджера-экспедитора)». Слава Богу, хозяин у него хороший, вот на лечение отпустил и денег еще дал. А теперь ему надо на поезд, а нам еще вот туда… «а сколько?», - «Да уже близко – минут 15». Ого, а мы в пути уже минут сорок, уже позднее утро, стало жарко. Да и машину жалко, как бы ее не увезли куда-нибудь… Тут наш провожатый в грузинско-итальянском стиле выхватывает какого-то прохожего – старика-итальянца, переговаривается с ним и объявляет, что этот старик и доведет нас до цели (старик интенсивно кивает головой и семенящей походкой с такой же, как походка, итальянской скороговоркой бросается к цели – базилике Святого Николая). Мы бросаемся за ним, на бегу крикнув «спасибо» Георгию и еще через полчаса оказываемся у цели. Сначала – старый город с кривыми каменными южноитальянскими улочками и площадями, в которые втиснуты громадные соборы, а потом и сама Базилика.

 Базилика находится на площади, выходящей на набережную совсем недалеко от места, куда мы сегодня утром приплыли. Тревога за машину становится невыносимой, как и мысль о том, что надо проделать этот путь обратно… быстро проходим по Базилике и решаем, что я поеду на такси за машиной, привезу ее, а девчонки побудут в Соборе, разузнают все. Сначала я хожу кругами по площади в поисках стоянки такси. Нет. И машин нет. Но вот, через 20 минут поисков, на площадь перед Базиликой подъезжает такси и высаживает пассажиров. Я бросаюсь к нему – не тут-то было – такси будет ждать туристов. Но таксист говорит мне, что он вызовет коллегу, я никуда не должен уходить, и через 10 минут я уеду. Из Собора тем временем выходят его пассажиры (американцы, наверное, им десяти минут хватило), и такси уезжает. А я жду еще 15 минут. Никого нет. Отчаявшись, подхожу к полицейскому, и он по моему телефону вызывает мне такси. Еще 15 минут ожидания. Пока жду такси, подъезжает группа русских туристов, и я слышу такой разговор:

– Мама, а что это за церковь – спрашивает девочка лет пяти,

– Базилика Святого Николая, – отвечает мама

– А кто это?

– Ну как же, Санта Клаус… – Вот так теперь говорят мамы детям про самого почитаемого российского святого… Хотя, если формально, то права. Такси за 6 евро и 10 минут довезло меня до Руссо кьезе. Машина на месте, но на 40-градусной жаре раскалилась так, что не подойти. А в держалке на стекле остался коммуникатор, который не включается, и годен только на то, чтобы пожарить на нем яичницу. Тогда пробуем вернуться к Базилике по памяти, положив коммуникатор под струю холодного воздуха от кондиционера. Рулю по барийским улочкам в сторону девчонок, в надежде на совесть остывающего коммуникатора… Все-таки комплект бумажных карт нужно иметь. Выбираюсь на набережную, узнаю место, и в этот момент включается навигатор – остыл. Полицейский, вызывавший мне такси, припарковаться на площади в тени не разрешает, так что машину снова на солнце. Теперь убираем навигатор подальше…

А дальше пошло все так, как должно было пойти – девчонки меня уже ждут, мощи Святого Николая внизу, в подвале Базилики, куда потихоньку стекается народ – русские (но не только), в основном, туристы (и тоже не только – двое мужчин явно готовятся к исповеди), начинается служба. Но к мощам приложиться нельзя. Не сговариваясь, мы отстояли всю службу. Не знаю, как у девчонок, но я, всю дорогу готовившийся произносить «просьбы» Николаю, вдруг стоял и просто слушал, а мысли витали где-то вдали… Я не почувствовал чего-то особенного, хотя место, конечно очень важное. Осталось чувство, что просто исполнили действие, которое нужно было обязательно сделать.

Полдень, осталось третье, зачем мы в Италии – Помпеи. Что ж, туда и едем. До цели 250 км, магистраль, так что всем спать. На одной из улочек Бари, в скверике – блошиный рынок, торгуют всякими «блестяшками» – украшениями, бижутерией, заколками. Но вот припарковаться негде. Паркуюсь практически на перекрестке, вроде никому не мешаю, но не по правилам, и идем покупать всего и много Лельке. Накупили всего, цена за все – три копейки… А около авто полицейские составляют протокол. Долго они в итальяно-английском разговорнике искали перевод моего нарушения, все это время я им пел про то, что я не местный, но ничего не помогло. 38 евро. Впрочем, если даже прибавить эти евро к цене заколок, то все равно неплохо… Ну, теперь точно в Помпеи. Кстати, забавная это штучка у них – разговорник по полицейской тематике. Там основные европейские языки и перевод на них всего, что может потребоваться сказать полицейскому, с транскрипцией. Поэтому разговор шел так. Три минуты поиска, дальше фраза, например «Драйвинг лайсенс». Потом опять листание – «регистрейшн кард». Ну и так далее, до 38 евро.

Дорога идет все время по отличной итальянской магистрали, времени у нас в обрез, так что несемся, выжимая из авто постоянно 160-170. За окном – сорок, так что расход бензина тоже на максимуме, а бензин-то 1-30 евро (средняя цена по всем пройденным странам была от 1 до 1-10 евро). Да дороги платные. Потом мы все посчитаем и прослезимся – на этот день в Италии мы грохнем без малого 1000 евро – это за один-то день, притом, что за весь остальной месяц, с моими перелетами, ездой и едой выйдет 3000. Вот почему итальянцы в Албанию отдыхать стремятся! (1000 – это с двумя паромами). Через 2,5 часа въезжаем в Помпеи. Мы здесь уже были – ровно 10 лет назад, тогда это было наше первое автомобильное путешествие из Москвы, в экипаже были старшие дети, А Лелька тоже была, только в животике. Тогда в Италии тоже, как и сейчас, было жарко, и мы свалили смотреть случившееся тогда же солнечное затмение в Германию, где было очень холодно, и мы уехали жить в Венгрию, где было очень хорошо. И тогда Помпеи тоже стали конечной, самой дальней точкой нашей поездки. И мы снова свалим из жаркой несносносной Южной Италии в милую, бывшую соцстрану – Хорватию, где нам будет хорошо. Это становится семейной традицией – раз в 10 лет в августе приезжать на машине в Помпеи и сваливать оттуда через три часа пребывания, от жары.

Лелька водила нас по развалинам три часа, разглядывая дома, придумывая, что в каких комнатах было, переходя проезжую часть древнего города по мостикам – «лежачим полицейским» с пробитыми в них глубокими колеями колесниц... Уже, изнемогая от жары, ушла в машину под кондиционер Ирка, а Лелька всё водила и водила меня по Помпеям, отвлекаясь на поливание раскаленной головы водой из римских фонтанчиков. Мы были счастливы, сколько бы ни стоил этот день Италии.

Обратную дорогу мы гнали снова наших лошадей во всю прыть, удивляясь по пути, как мало Южная Италия отличается от Албании. Разве что Италия грязней многократно… такого слоя отходов вдоль дорог по обочинам мы не видели давно. Остановившись по необходимости в карманчике на магистрали, мы поспешили убраться оттуда, поскольку грязь всегда сопровождает запах, а еще жары 40 градусов… Собственно, возьмите стоянку без туалета где-нибудь на трассе Москва – Воронеж. Это и будет пример Итальянской обочины вдоль всей магистрали… так-то, чистюли.

В порт Бари мы приехали в полдесятого вечера, в темноте. Здесь въезд в порт тоже охраняют карабинеры, которые пропускают на территорию по билету, или без билета – тех, у кого оного нет. В порту столпотворение – ну, как в Дюрресе, только хуже, поскольку из Дюрреса паромы идут только в Бари, а из Бари – еще и в Грецию, Черногорию и Хорватию. Правда, здесь агентские конторы выстроены по порядку – по странам, городам и компаниям. Толпы осаждали албанские компании. У единственного окошка черногорской компании стоял один мужичок. В хорватских агентствах света не было. Сначала в информацию.

– Когда сегодня паром в Хорватию?

– А сегодня в Хорватию паромов нет. Завтра 22-00.

– Но позвольте, в Интернете информация, что он ежедневный, в Дубровник.

– Пассажиров нет, поэтому оставили только паром в Сплит с заходом во все порты по пути. – Но оставаться в Италии нам не хочется.

– Тогда что есть в Черногорию?

– Так в Бар, только бегом, а то он в 10 уходит, – (время – 9-45). Бегу вприпрыжку к единственному черногорскому окошку. Тут уже никого нет и оператор, постоянно глядя на часы, лихорадочно стучит по клавишам. 300 евро – приговор, но я уже не готов спорить и торговаться, да и смысла это не имеет, конкуренция только в Албанию, там раза в два дешевле будет.

– Только нигде не задерживайтесь, – кричит нам вслед оператор агентства, но мы и сами в часах понимаем, прыгаем в машину и пытаемся пробраться к выезду со стоянки, регулировать хаотичное движение по которой пытаются мальчики в камуфляжной форме, что им не удается. Удается им только перекрыть выезд со стоянки вовсе, в результате чего движение там прекращается, и мы встаем наглухо. Оказывается, какой-то полицейский чин приказал все перекрыть, поскольку они там кого-то ловят. Я, с криками и итальянской жестикуляцией набрасываюсь на охранника, не надеясь, что он поймет мой возбужденный английский, но он понимает и отвечает, что никаких проблем у меня не будет, я никуда не опоздаю, поскольку это Италия, и ничего здесь вовремя не уходит. Еще минут 20 мы ждем, потом ворота соизволяют открыть, и броуновское движение выносит нас наружу – в очередь на паспортный контроль, в которой стоят все вместе, несмотря на время отплытия и направление. Впрочем, пассажиры в Грецию объезжают это сбоку, поскольку Греция – Шенген, и паспорта проверять не надо. Очередь, правда, идет быстро, поскольку пограничникам снова все фиолетово, и скорость определяется только быстротой постановки штампика, особенно если паспорт сразу открыть на заданной страничке.

Паром Черногорской компании совсем маленький, и докеры требуют ставить машины очень близко друг к другу. Секрет прост – за пассажирами они погрузят грузовики – сколько войдет. И очень старенький, еще югославский. Погрузившись в нервотрепке, получив ключи от каюты, мы решили расслабиться и пошли в ресторан. Колоритный официант – энерджайзер, как мы его потом прозвали, сунул нам в руки меню и тут же сказал – возьмите лучше вот это (не помню что). Мы, почитав меню, попробовали выдвинуть свою версию, чего нам хотелось бы, но официант скороговоркой сказал – типа, возьмите это, вкуснее, быстрее. Удивились, взяли, не пожалели. Потом снова удивились – счету в 50 евро. Мы снова на славянской территории. А черногорцы, пожалуй, наиболее близки по характеру к русским. И по хорошим чертам, и по плохим. Вернулись мы в каюту, теперь с окном, в котором также неподвижно мерцали огни причала. 12 ночи, погрузка еще шла. Потом я встал часа в два. Огоньки были на том же месте. Италия. Непонятно только, как мы пришли в Черногорский Бар вовремя. Наверное, особенности итальянского характера заложены изначально в черногорское расписание…

Философствовать об Италии сегодня не хочется. Собственно, все известно – Южная Италия – это не Европа. Милые нашему сердцу разгильдяйство и пофигизм, приправленные бесшабашностью и веселостью, которые так очаровательны в Северной части этой страны (а 35 евро, неправильно списанные с меня прошлой зимой под Миланом за дорогу, признанные официально дорожной службой, мне все-таки не вернули – Италия), в Южной части приобретают ужасающий, отталкивающий характер. А когда это все приправляется слоем разлагающейся на жаре грязи…, а все равно мы Италию любим. И на юг приезжать будем. Раз в 10 лет. (На паром в 8 часть-Черногорию)



?

Log in

No account? Create an account