Previous Entry Поделиться Next Entry
Полумесяц со звездою. Часть третья. Иордания. (1.Амман - Петра).
kvastravel

В начало

Часть 3. Иордания.


Если нельзя достигнуть всего,

 не следует отказываться от части.

Арабская поговорка

 

 

            Магистраль приводит нас к сирийскому пограничному пункту. Здесь все просто и быстро - 500 фунтов оплаты за выезд. Лелькина «прошлограничная» бумажка не катит – сколько паспортов, столько и пятисотфунтовок. Снова овальный штамп – теперь уж точно, прощай, Сирия. А вот Иорданский пропускной пункт производит солидное впечатление – свежие чистенькие здания, ворота таможни под крышей, на портике которой красуются портреты короля, пограничники и таможенники в элегантной форме. И первая просьба таможенника на хорошем английском – достать все вещи из машины и встать рядом с ними. Ох, хитер наш водитель! Сумку с купленными на наши же деньги сигаретами он кладет поверх нашего чемодана. Таможенник же укоризненно качает головой, перекладывает пакет с сигаретами в сторону и просит открыть чемодан. А там сверху лежит Иркин блок сигарет. Но у иорданских властей сегодня хорошее настроение, и таможня дает добро на то, чтобы положить вещи обратно в машину. Пограничный офицер в отутюженной черной форме расспрашивает о целях и наводит на лицо аппарат для съемки радужной оболочки. Все по-взрослому. И виза – не простой штампик, а марка, вернее, две маленькие, покрываемые для верности пластиковой самоклеющейся пленкой, а на первую страничку паспорта клеится штрих-код, который будет прочитан при выезде сканером пограничника. Все. 17 иорданских денег за визу в банк – и вэлкам. Уже настоящее вэлкам, с претензией на правильность произношения.

            И снова дорога, весьма приличного качества, и на ней с завидной регулярностью расставлены посты, в основном это джипы с пулеметами, направленными поперек дороги, и камерами измерения скорости, направленными вдоль. Очень скоро наше такси сворачивает на дорожку, уходящую вправо от магистрали, водитель объявляет – Мафрак, а пассажир для убедительности показывает на себя пальцем. Первый иорданский городок Мафрак чем-то неуловимо отличается от сирийских городков,


впрочем, я не совсем понимаю, чем.

Пассажир выходит, и мы садимся свободнее. Но за Мафраком практически сразу начинаются пригороды  Аммана,


 и водитель спрашивает, куда нам нужно. Достаем распечатку брони автомобиля в  прокатной конторе Монте-Карло,

но латинские буквы нашему водителю ничего не говорят, и он протягивает свой мобильник, чтобы я набрал на нем номер. Короткий разговор заканчивается на обочине, около которой тусуются водители местных такси, одному из них и вручается сумка с початым блоком сирийских сигарет (судя по жестам и выражениям, вокруг этого блока происходит ожесточенный торг, в результате которого еще одна пачка перекочевывает в карман сирийца),  а также передаемся и мы со словами, что этот иорданец повезет нас дальше, поскольку местоположение прокатчиков наш сириец выяснил по телефону. Иорданец просит 5 динар, оказывается шустрым парнем лет 30, бегло говорящим по-английски. Впрочем, именно с этого места языковой барьер можно забыть – все встреченные нами в Иордании собеседники, будь то водители такси, полицейские или просто прохожие, в той или иной степени понимали английский. Оно и понятно, раз сама королева закончила американский университет и является поклонницей Большого Брата, то и подданным надо быть под стать. Таксист уточняет адрес и удивляется. Прокатная контора располагается напротив Университета Аммана, а вовсе не на Университетской улице, как объяснил сириец. Впрочем, говорит иорданец, этот сириец плох в местном арабском – торговаться с ним было сложно, не понимал. Поэтому наш таксист теперь хочет  больше динар, не 5 а целых…6. Дальше разговор виляет в сторону особенностей вождения машин в разных странах.

– А не боитесь брать машину на прокат в Иордании? Смотрите, что таксисты выделывают.

– После Дамаска – не страшно!

– Вы водили в Дамаске? Тогда и вправду, в Иордании не страшно. Страшнее Дамаска только Каир.

– Посмотрим через четыре дня.

– Вау…

            Прокатная контора Монте-Карло  – из разряда местных, но достаточно известных, представленных в интернете. Забронирована в ней была смешная КИА Пиканта, 2007 года, за 30 долларов в день на 4 дня, в которую не самый большой чемодан влезал только вертикально и к которой прилагался Гармин, малодушно заказанный мной еще за 7 долларов в день из-за лени искать гарминовскую карту Иордании для своего. Вообще, я исторически не доверяю Гармину, но продолжаю изредка им пользоваться, как обладающим самым большим покрытием там, где ничего другого нет («ози» не считается – он есть везде, где нет лени). Служащий настойчиво повторяет написанный  уже несколько раз  по интернету призыв не жмотничать и, добавив еще 20 долларов получить Пиканто 2011 года, но жмот я, 20 долларов туда, 28 сюда. И еще есть надежда, что новую могут так подарить. Не дарят – тоже, видимо, жмоты. Прелесть немеждународных контор еще и в гибкости залога – подписываю слип на 500 долларов, про который договариваемся, что если ничего не случится – разорвем. Садимся, осваиваемся, причем больше времени уходит на освоения навигатора – там кнопочек больше, чем в машине. Последняя, однако, глохнет пару раз на светофоре… Ну да, Киа не причем – это общее правило. Сев за руль незнакомой машины, я должен заглохнуть от трех до пяти раз. Правило не распространяется на машины с АКПП и  УАЗики.

            Опять стемнело. Планов, по уже заведенной традиции, нет. Петра? Так и есть – раз нет светлого времени, используем темное для переезда. Навигатор нас понимает, и мы, сделав кружок «автобусной» экскурсии по Амману и зайдя в Макдональдс (служащие свободно говорят по-английски, в отличие от Сирии. Хотя что это я? – В Сирии нет Макдональдсов), выезжаем на «Desert Highway» - одну из двух магистралей, идущих на юг из Аммана параллельно друг другу и предназначенных, видимо, для езды в разное время суток. Та, по которой мы едем, - весьма приличная магистраль с разделительным отбойником и ограничением 110, позволяет ехать с этой скоростью ночью, а вторая – «Kings Highway» - днем, она медленная, зато живописная. Нарушать же скорость в 110 я не советую – полицейских постов в виде джипа с пулеметом достаточно много, вот один останавливает нас светящимся жезлом. Но, заглянув в окошко, желает счастливого пути. Быстро пролетают 170 километров от Аммана до поворота в сторону Петры, за которые мы успеваем заметить и обменяться, что Иордания – другая. Не такая, как Сирия, более «западная», что ли, но и не такая, как Ливан – с американским, а не европейским уклоном. Ладно, будет время присмотреться.

            Тетенька в Гармине просыпается километров за десять до намеченного мной поворота, и мы решаем ее послушаться, несмотря на молчаливое осуждение «домашнего» коммуникатора. Вот вечно мы так. Не верим лучшим проверенным друзьям, а первой встречной иностранке поверили. А она вела нас, вела, завела в какие-то сады, потом на деревенскую улочку, и заистерила: «Пересчет маршрута, пересчет маршрута!» - и стала водить нас по кругу. Тогда спросим у проверенного друга – коммуникатора с Озиком. Но на нем обзорная карта, на которой даже деревни-то нет, а попытка переключить карту на генштабовскую километровку ведет к еще более удивительному результату. «Я не поддерживаю формат карты, которую Вы пытаетесь открыть». Обиделся? А еще друг, называется. Нет, виноват-то конечно я, слил иорданские карты в навигатор, забыв их проконвертировать. Но почему мне об этом надо говорить посреди иорданской деревни в 8 часов вечера, да еще таким тоном? Ноутбук с исходными картами упакован на дне чемодана, с усилием втиснутого во чрево Пиканты (так и хочется назвать ее Пинтой).

– Загляни в бардачок, может, прокатчики бумажную карту положили? – это я жене. Но там ничего, кроме договора. Про необходимость всегда иметь бумажные карты я писал уже не раз, особенно после отключения старого друга – коммуникатора от жары в Италии  (тоже, как я сейчас понимаю, обиделся, что оставили на стекле в 40-градусную жару, и отключился в знак протеста), но кто ж сам себя слушать-то будет? – Что делать будем?

– Давай мужика в Гармине вместо бабы включим!

Отступление. Основным чувством, позволяющим семье сохраняться в нашем суматошном и неспокойном мире, безусловно, является чувство юмора. Нам оно позволяет вот так и ехать вместе через леса Архангельска, перевалы Тибета, сирийские пустыни и иорданские деревни, вот уже 25 лет кряду. Понять бы еще, куда.

Боги оказались благосклонны и позволили найти темную дорожку, направление которой совпало с нужным, и которая вывела на другую, упершуюся,  в свою очередь, в Королевскую дорогу. А через полчаса мы вкатились в городок Вади-Муса и остановились у здания с вывеской

Достаточно приятный холл, слегка смущает лишь приглушенный свет. Номера есть, трехместный – 40 динар, все очень прилично. «Вы у нас единственные, не сезон, поэтому и цена такая, и свет экономим. Но все функционирует, хотите – бар, хотите – турецкую баню, только скажите, и все откроем». «Нет, спасибо. Впрочем, пивка бы я выпил». Мы в Петре, чтобы перелистнуть  еще одну страничку из стоящего у меня на полке Атласа Чудес Света. Но я за кружечкой пива перекачиваю таки генштабовские километровки в коммуникатор – мало ли, какое настроение будет у Гарминовской тети на обратном пути.

 


  • 1
А УАЗ сколько раз глохнет?

УАЗ - это ручная сборка. Там даже педаль сцепления выпиливается из цельного куска метала индивидуально. Каждый экземпляр уникален.

  • 1
?

Log in