Previous Entry Поделиться Next Entry
Славянское кольцо. Часть 3
kvastravel

в начало

А вот таможня встречает нас собачонкой, которая бегает между машин и запрыгивает в открытые багажники. Но нас она проигнорировала. Все, мы в Румынии. Последняя будка на въезде – тетенька, продающая виньетки – этот способ оплаты автодорог, пришедший из Швейцарии и Австрии, распространяется все дальше и дальше на Европу. Сначала Чехия и Словакия, потом Венгрия, теперь вот Румыния и Болгария. И чем дальше от первоисточника, тем больше профанации. Конечно, печатать наклейки на стекло ведь проще, чем строить пункты оплаты на конкретных автотрассах. И все больше соблазна повесить значок «контроль виньетки» на автодороге, не имеющей к магистрали никакого отношения. Особенно это практикуется в соседней Болгарии, где мы вообще не обнаружили автомагистралей, но и виньетку купить не смогли (не было!), несмотря на все призывы с плакатов обязательно это сделать. (Для тех, кто не в теме – виньетка – наклейка на стекло, подтверждающая факт оплаты сбора за езду по платным магистралям в некоторых странах). Тем не менее, румынская виньетка куплена с советом тети никуда ее не клеить, ибо все равно никто проверять не будет… Кстати, в Швейцарии, Австрии, Чехии и Словакии нарушением является не отсутствие виньетки, а отсутствие ее на лобовом стекле в указанном месте.

 Второй день путешествия. И четвертая страна за день. Шесть пропускных пунктов, т.е. границ за этот короткий день. Господи, ну кому же они нужны? Разве что, для создания рабочих мест? Въезжаем в Румынию с опаской – конечно, мы много разного слышали о ней, о ее бедности, цыганщине, бесконечных гужевых повозках. Последнее верно – в темноте я ездить по Румынии не советую никому – количество повозок, по-моему, не уступает количеству автомобилей. Львиную долю этих автомобилей составляют старенькие Дачии, впрочем, достаточно шустро бегающие по дорогам, а из новых – Рено Логан с эмблемой все той же Дачии. Через 15 километров, прошедших по двум вытянутым вдоль дороги деревням, въезжаем в первый румынский город – Хуши. Впечатлений и езды на сегодня хватит, и я, сопровождаемый откровенными взглядами жены, несмотря на всю нелюбовь к этому делу, иду спрашивать про гостиницу первого встречного. Им оказывается дворник ближайшего дома. Гостиница в центре, где такси (международное слово) – повернуть направо (это рукой). Едем. Номера есть, 40 евро, можно карточкой. Кровать, только, снова двуспальная, Лелик с нами, но широкая. Бросив вещи, идем ужинать.

Открытое кафе на центральной площади, середину которой занимает сквер с большими деревьями, весь заполненный играющими детишками. На скамеечке в сквере сидят мамаши и бабуси, простого сопоставления количества которых с количеством детей наводит на мысли… Толи детишки в большинстве своем гуляют сами, толи в их семьях детишек в среднем больше четырех. Я думаю, верно и то, и другое. А вот идет дама с коляской, за ручку последовательно двое, третий на трехколесном велосипеде. Здорово. В центре сквера стоит памятник – бюст. Подходим и понимаем, что это памятник генералу, отказавшемуся в революцию 1989 года выполнить приказ Чаушеску и расстрелять демонстрацию… В кафе прочитать меню на румынском без шансов. Официант понимает загвоздку и приглашает коллегу, который спокойно переводит все на английский. Заказываем, как всегда, что-нибудь местное. Мясо. Мм. И пиво местное – тоже супер. Почему местное пиво всегда лучше немецкого во всех странах, кроме Германии? Да потому же почему и рыбу надо есть на берегу моря. Но это еще обсудим. Лелька хочет котлету. С грехом пополам объясняем, что мясо должно быть рубленым. «А, кебаб»,- говорит официант, а мы краснеем от своей несообразительности. (Вспомнил заодно, как называлось молдавское блюдо – чевапчичи – не правда ли, на кебаб похоже?) Но, попробовав, Лелька сообщает, что есть она не хочет, ее видимо, слегка укачало, и ей хочется в номер. Глядя на такое обилие детей, смело отпускаем ее в гостиницу. Нет, определенно, нам Румыния нравится. Администратор в гостинице спрашивает, когда нам угодно рассчитаться. Я предлагаю это сделать сейчас, но он, увидев карточку, говорит, что лучше завтра. Типа, я не умею…

 

28 июля. Всего лишь третий день нашего путешествия, а уже много интересного. Завтрак, оказывается, включен в стоимость в виде талончика на 30 лей. Удобно. Карточка, конечно же, не срабатывает. Набран номер, запущена транзакция, аппарат завис. Не, эту ситуацию надо довести до логического конца. Или чек об оплате, или чек об отмене. Аппарат висит. «Что делать-то?», – спрашивают меня и друг друга служащие, – «Звонить в банк». В банке дают единственно правильный совет – перезапустить терминал. А он напрочь висит. Тогда посредством выдергивания из розетки. Проблема решена, оплата карточкой прошла. Кстати, переговоры с банком служащие вели по мобильным телефонам. Дешевле?

 Сегодня у нас горная дорога, конечная точка – Бран (замок Дракулы) в районе Брашова – это Трансильвания. Впервые даем Лельке драмину – она определенно повзрослела, раньше без этого средства нам сложно было сесть в машину, а тут – полторы тысячи, как небывало. Так что драмина теперь только в детских воспоминаниях и на горных серпантинах. Горные дороги, большое количество сел и еще большее количество гужевого транспорта не располагают к быстрой езде. (Зато каких только повозок мы не насмотрелись… Были и ослики, а пару раз были груженые телеги, запряженные волами. Но большую часть, все-таки, составляют лошадки, везущие телеги на резиновом ходу – прогресс налицо). Но в селах, почему-то, нет придорожной торговли, появляется она только на лесных поворотах. А чем торгуем? – Черника, малина, ежевика, лисички – промышляет, в основном, молодежь. Едем, жуем чернику, любуемся. А вот и мед. Мм, просто мед. Главный эксперт по меду у нас – Лелька. Она со знанием дела приступает к дегустаторским обязанностям и выбирает самый вкусный. Багремов мед – красуется надпись. Акация. Такой вкусный мед мне привозил Амир из Башкирии, больше я такого нигде не пробовал. Мы уже любим Румынию. А вот и в селах появилась торговля – выпечка, эдакий сладкий хлеб, лентой свитый в спираль – цилиндр. И посыпанный сладкой «вкусностью» на любой выбор – сахар, мак, корица. Останавливаемся, чтобы купить, а заодно заходим на экскурсию в местный магазин. Торговая площадь метров в пять (квадратных) полупуста, места товаров заняты какими-то банками… помните молдавский магазин в Леушенах, про который я написал, что он «времен советского дефицита»? Так вот, он был бы гипермаркетом по сравнению с румынским. Десяток наименований товаров максимум, что-то заветренное (колбаса?), консервы. Наверное, живут они больше натуральным хозяйством. Выходим из магазина. Что-то еще бросается в глаза. Ба, да все местное население одето в национальные одежды! На женщинах – сарафаны, на мужчинах – косоворотки и брюки, иногда поверх косовороток пиджаки. Никакой не праздник, вот семья в таком наряде садится в телегу с сеном… Румыния демонстрирует нам еще одну свою сторону – этнографическую самобытность. Или это бедность? Людей в джинсах мы впоследствии видели либо в туристических местах, либо в городах. А вся деревенская Румыния ходит именно так. Потом еще раза три останавливаемся в попутных селах в надежде купить молока, но магазины тут «под копирку», а уличной торговли молоком нет.

К Брашову подбираемся только во второй половине дня. Тогда сначала в Бран, к Дракуле, а уж потом гулять по Брашову. Замок Дракулы сильно не впечатлил – раскрученная туристическая точка. Но погуляли с удовольствием, хотя, для таких мест, конечно, нужно знать историю. Влад Цепеш. Это, собственно, все, что мы знали. Но галочку поставили. Между Браном и Брашовым крепость Рыжнов, ее хорошо видно с дороги. В Брашов въезжаем уже в шесть часов. Румынский Зальцбург. Ну, до Зальцбурга нам, конечно, далеко, но очень-очень симпатичный городок, в котором с удовольствием погуляли. Из путеводителя знаем, что есть интересная церковь (Св. Николая?). Пытаемся спросить, но не тут-то было. Жестами как-то объясняемся, но ни английский, ни русский не катят… Уже решаюсь в блужданиях по улочкам подойти к пожилой паре, гуляющей нам навстречу с собачкой. Ба, да они между собой по-немецки говорят. Ну конечно, это же граница Трансильвании, и Брашов был в Австро–Венгрии. Ну-ка, Лариса, чему ты меня научила? Entschuldigung, bitte! Получилось!!! А храм православный, и вообще, Румыния – православная страна, католические участки которой встречаются редко и выделено.

Погуляв по Брашову, выезжаем из него в сторону Синаи. Пригороды сменяются чередой симпатичных мотельчиков. Пожалуй, в этом мы будем жить. Номер на троих, не дорого, только окна на дорогу.

– А нет ли свободного номера с окнами в лес?

– Есть, на втором этаже.

–Тогда мы возьмем лучше его. – Устраиваемся и идем ужинать. Лельку традиционно посылаем к бармену за крышечками от пивных бутылок. Димка Климовский их собирает, и мы взяли за правило привозить ему из каждой поездки. А спрашивает официантов всегда Лелик. А спрашивала ли она в этом месте? Да не важно, не в этом, так во всех остальных. Я думаю, Климовский ей уже должен пару походов в Шоколадницу… Суперский ужин, бокальчик пива за симпатичную, новую для нас страну Румынию. В номере радуемся, что окна в лес, тихо, как вдруг эти самые окна начинают вибрировать с нарастающим гулом тембра самолетного двигателя на взлете. Выглядываем в окно… между нами и лесом на хорошей скорости мчится поезд. Засыпаем в сомнениях – сколь интенсивно движение поездов на этой ветке?

 

29 июля. Проснувшись, с удивлением понимаем, что выспались, что не знаем, сколько за ночь прошло поездов, но они точно были. Хорошая страна – Румыния, даже поезда в пятидесяти метрах спать не мешают. (А за окном плотные тучи облаков редеют и сменяются чистым небом. Это прошла еще одна неделя, или даже 10 дней, которые я провел в Москве на работе, а девчонки в чудной Хорватии, на чудной Адриатике, а вчера они доехали сами до Будапешта… Прямо, снова летом, отпуском подуло. Нет, через 2-3 дня мы вернемся в Москву, в которой сегодня утром было всего лишь 9 тепла. В общем, лечу к ним. Они у меня молодцы – Больше тысячи до Будапешта, граница. Ну, а пока лечу – пишу дневник).

До Синаи 30 км, но это горы. Румынские Карпаты – очень красиво. Зимой здесь горнолыжные курорты – то там, то здесь линии подъемников и зигзаги трасс в лесу. Предял, Азуга – станции подъемников. Синая. Машину на стоянку, а сами – пешком, к замку Пелеш. Покупаем билеты и ждем экскурсии – здесь можно ходить только организованным способом – как у нас в Алмазном Фонде. Богатство, конечно, впечатляет, как, впрочем, и техническая оснащенность – в начале пошлого века там были лифт и центральный пылесос (если я правильно понял экскурсовода, конечно). Впрочем, нас роскошью королей не удивить. А общее правило гласит – чем богаче король, тем дальше он от народа – тем беднее его народ. О чем это я? У нас давно демократия… Вот дочери румынского короля тоже противно было жить среди этой роскоши, и она…. Построила себе в 100 метрах другой дворец – Пелешор. Идем туда и чуть ли не впервые слышим русскую речь. Здороваемся. Это туляки приехали навестить родственницу, живущую давно в Румынии, и она показывает им румынские достопримечательности. Разговорились – классная страна, жаль, мало ее рекламируют. А может, наоборот, хорошо – не испортили еще о себе мнения. Кстати, ребята крайне не рекомендовали нарушать скоростной режим в Румынии, да и вообще правила, поскольку все дороги оснащены камерами, соединенными в сеть, к которой имеют доступ пограничники, и штраф все равно возьмут. По той же причине не нужно пытаться «решить» проблему с полицией на месте – под камерами они денег не возьмут, а нарваться на крупные неприятности можно. Не знаем, не проверяли, но по ощущению румыны более достойная, более гордая нация, нежели соседние славяне – болгары и словаки.

Достоинство. Что здесь первично – вывод о достоинстве, сделанный из анализа всего одной буквы в названии Румынии или наоборот, достоинство спровоцировало этот анализ, приведший к выводу, что дело в одной букве «у»? Так или иначе, поделюсь. На наших картах многие итальянские названия исковерканы до неузнаваемости – Неаполь на самом деле Наполи, Флоренция в оригинале Фиренце и так далее. Связано это, по-видимому, с давностью наших отношений с Италией со времен древних архитекторов – Аристотеля Фиорованти, построившего когда-то Кремль… Так давно это было, что названия трансформировались. И даже Рома в русском пересказе стал Римом. И империя-то была не Римская, а «Ромская», то бишь Романская. А причем здесь Румыния? Так ведь не Румыния, а Романия! По крайней мере, так она называется на всех языках, кроме русского. И действительно, когда-то она была римской провинцией Дакией (именно от этого названия их национальное авто имеет гордое имя Дачия), а когда империя пала под натиском варваров, Дакия осталась чуть в стороне. И римляне из собственно Рима, перемешавшись с варварами, стали итальянцами (как потом руссы, смешавшись с татаро-монголами стали россиянами), а римляне из провинции Дакия остались римлянами – романами – румынами. Конечно, не в чистом виде, с примесями, но все-таки римлянами. И румынский язык очень близок к итальянскому, даже ближе, чем, например, испанский… цыгане, которых мы по своей безграмотности считаем основным населением Румынии – всего лишь нацменьшинство.

 Ну ладно. Внутрь Пелешора мы уже не пошли, а направились к третьему пункту программы пребывания в Синае – синайскому монастырю. Его основал некий румынский правитель под впечатлением от посещения настоящего Синая – монастыря св. Екатерины на Ближнем Востоке. Надо сказать, очень красивое, уютное место. Православное опять же. 

Вчера в мотельчике почитали путеводитель – в Румынии, оказывается, есть вулканы. Маленькие такие, грязевые, но булькают. И всего 100 км крюк. Решаем посетить их после Синая. Дорога спускается с гор на равнину и становится широкой, четырехполосной. В городе Плоешти (большой город, на окраинах – промышленность) поворачиваем на окружную и встаем в пробку. Дурацкий светофор плюс ремонтные работы – около часа потери. Потом дорога идет по сильно населенной равнине. В селах появляется торговля, на этот раз вино и молочные продукты. Ну и арбузы с дынями. Через час, с остановкой на пообедать (вкусно, в подарок – по стопке ракии со свиными шкурками на закуску) попадаем в Бузеу – столицу «вулканов». Попетляв километров 30 по сельским дорожкам (везде есть указатели) попадаем к этим вулканчикам. Действительно, булькают. Смотритель продал нам билеты (не потомок ли Остапа Ибрагимовича с его «провалом»? – Он ведь в Румынию убегал, «бронзулетка, бронзулетка») и предупредил: не курить, метан! Лелька в восторге, сначала с опаской, а потом уверенно вымазалась «вулканической» грязью. Правда слегка мы ее напугали, сообщив, что эта грязь не смывается, но ненадолго. А под конец она положила руки на поверхность «вулканического» озерка и попросила: «Ну вулканчик, ну пожалуйста, плюнь напоследок…». Разве кто-нибудь может отказать Лелику, когда она так просит? Переодели ее в машине. Однако, время к семи, и мы решаем ехать в Бухарест, переночевать там, а с утра покинуть полюбившеюся нам Румынию в сторону братской Болгарии.

Почему славянское кольцо? Ну, кольцо – понятно. У нас так или иначе все маршруты – кольца. Не интересно возвращаться по уже пройденному маршруту. Поэтому в прошлом году было норвежское кольцо, в позапрошлом – гималайское, перед гималайским – украинское. Да вообще, вся жизнь идет кольцами, из которых и скручиваются спирали. Но почему славянское? Можно было бы его назвать балканским, но это менее верно, поскольку до Балкан нужно еще доехать. А Балканы, кроме Албании, славянские. И путь к ним проходит через славян – украинцев и болгар – туда, словаков, белорусов и поляков – обратно. Ну, захватили мы по дороге туда неславянские Румынию и Молдавию (зато свои и православные), захватим по дороге обратно неславянскую Венгрию, заедем в неславянские Италию и Албанию… но проедем через все (почти, мимо Словении и Чехии) славянские страны. Так что кольцо славянское, и по началу, и по цели, и по основному времени пребывания.

Но вернемся в Румынию. На пути к Бухаресту нас останавливает полиция. Посмотрев документы и пошептавшись, они выдвигают переговорщика, который на ломаном английском сообщает мне, что есть проблема. Не горит одна лампочка в фаре. Сделав испуганные глаза и посмотрев на фары, произношу, что на ближайшей АЗС непременно куплю и поменяю. Однако, надо это действительно сделать – поломку мы обнаружили еще вчера… полиция желает нам счастливого пути. (Вопрос г-ну Кирьянову: А наши гаишники желают иностранцам в такой ситуации счастливого пути, или они желают чего-то другого? И не пора ли поучиться чему-нибудь у румын, или будем ждать эфиопов?) В Бухарест въезжаем уже в темноте, купив по дороге козьего молока, сыра, вина, – в общем, всего, что продавалось. Молоко было выпито тут же – настолько вкусное. Два литра, между прочим. В вечерних огнях город производит впечатление столицы. Поблуждав слегка в поисках центра и забежав в КФС – аналог Макдоналдса – с вполне определенными целями, решаем подкрепиться. Совершенно реально встает языковая проблема, но пальцы снова выручают. Пока кушаем, становится окончательно темно, и мы решаем искать ночлег – какой-нибудь мотельчик на окраине. Почему-то мы думаем, что так будет лучше, и что мы его быстро найдем… Не тут-то было. Снова долго блуждаем по бухарестским улочкам, то попадая в какие-то тупики, то принимая железнодорожные рельсы за трамвайные, и, наконец, выезжаем на трассу, ведущую в город Джурджу – на границе с Болгарией. И снова мы повторяем киевский опыт – мотелей в темноте не попадается, на заправках отвечают что-то невнятное, называя города, которые ближе к Болгарии, чем к Бухаресту, которые, впрочем, я снова проскакиваю. Бухарест у нас так и останется ночным – уже далеко мы от него отъехали. По левой стороне обнаруживаем кафе. Заезжаем. Есть комнатка… на сегодня – всё. (К 4 части)



 

 


  • 1
(Анонимно)
РУСЫ НИКОГДА НЕ ПЕРЕМЕШИВАЛИСЬ С ТАТАРО-МОНГОЛАМИ!!!

(Анонимно)
РОССИЯНАМИ НАС СТАЛИ НАЗЫВАТЬ В 1993 ГОДУ ЭЛЬЦИНИСТЫ-ДЕ__МОКРАТЫ(НЕ К НОЧИ БУДЕТ УПОМЯНУТО)!

  • 1
?

Log in