Previous Entry Поделиться Next Entry
Ностальгия - 2. Пинега - Кимжа - Мезень, Рождество 2008
kvastravel

 



Вместо предисловия.

Выложить эти записки меня побудило электронное письмо. Его прислал мне давний приятель, Дмитрий. Он, как и я, живет и работает в Москве, но последний раз мы с ним сидели в гостинице «Зеленая деревня» на Соловках, в июне 2007-го, и белой северной ночью «спасали Россию». Я не буду «закладывать» Диму и говорить, кто он «в миру», но  найти его  проще на Соловках,  в Морском музее на Сельдяном мысе, где строится копия «Святого Петра». В письме Димка попросил у меня совета, как проехать на Пинегу и в Мезень. Ну, про Пинегу-то я его закидал ссылками, а вот про Мезень пришлось сочинять заново. И тут вспомнилось, что это было в начале 2008-го. А 2007-й у нас выдался годом путешествий. Там столько всего было, что Мезень практически  потерялась.  Не порядок. Читайте, а мне будет на что сослаться. Только этим запискам три года, имейте это ввиду, особенно в тех местах, где про качество дороги. 

               «Опять пописываешь? Ну-ну. Все лучше, чем водку пить». А вот и нет, как раз наоборот, не пописываю, а  кромсаю трехгодовалый текст, нещадно выкидывая оттуда всю «воду» и прочие «потоки сознания», включая подготовку, состав и  выбор транспорта, и всю дорогу туда, что я проделал за два дня от Москвы  до Архангельска на машине, а девчонки -  Ирка с Лелькой -  на самолете за два часа. Про Ярославку - трассу Москва - Архангельск - надо писать по-другому,  слишком много там интересных мест. Вот про каждое и надо отдельно. А тут я начну  с выезда из гостиницы Малые Карелы, что напротив одноименного Архангельского музея, на следующее утро после встречи экипажа, 5 января 2008 года. Поехали!

"И за что ты так  любишь Север?"

Вопрос, заданный женой по телефону
из магазина при покупке валенок.


           5 января. Выезжаем не рано, после завтрака. Да  и куда торопиться, все равно темнеет быстро, засветло не доедем. Сначала асфальт. Потом накат. Белогорский -  поселок лесозаготовителей. Бараки, хоть и из бруса. Дорога уже явно не асфальт, хотя очень  хорошо укатанная. Жаль, петлят вдоль Пинеги отчаянно. Белогорский от Архангельска в 100 км. Еще в 100 - село Пинега, расположенное на повороте реки Пинеги на 180 градусов, там, где она упирается в гряду Беломорско-Кулойского плато. Это самые высокие места в Архангельской области, там, в местечке Голубино, рядом с развалинами  Красногорского монастыря, архангельские предприниматели построили турбазу, где есть все для отдыха: лыжи, обычные и горные, бани и, конечно, экскурсии в Пинежские пещеры. Заезжаем туда, мест там не появилось, но договариваемся об экскурсии в пещеры на завтра.

Местная заправка Лукойл. Никак не понимает заправщик, как это, залить полный бак. О скидке даже  заикаться не стал. За Пинегой - пара деревень («в Кулгоре налево!» - по "навигации " - рассказам архангелогородцев) и главная достопримечательность - деревянный мостик через  канал Кулой - Пинега. Здесь уникальное место - река Пинега делает разворот и течет на юг к Северной Двине,  а река Кулой - в 10 км от этого места течет строго на север и впадает рядом с Мезенью в Мезенскую губу Белого моря. Когда-то здесь прокопали канал между Кулоем и Пинегой на месте старого волока, соединив, таким образом, Мезенский край с Пинежскими деревнями и Архангельском речным путем. Пинега   речка широкая и мелкая, а вот Кулой – полноводный, хоть и узкий. Канал теперь пересох и превратился в тоненький ручеек, поскольку деревянный шлюз давно вышел из строя. А вот путь этот использовался для доставки товаров в Мезень до прошлого года, так как только в конце этого года закончена (отсыпана, кроме последних 10 километров, но, тем не менее, проезжаема круглогодично, хотя, в межсезонье, с трудом) прямая дорога до Мезени, по которой мы и едем. Раньше эта дорога существовала только зимой, а летом машины шли до Пинеги, потом на север (примерно 20 – 30 км) до поселка Кулой, где грузились на баржу и шли на ней вниз по Кулою до Белого Моря, откуда поднимались по Мезени до, собственно, поселка Мезень, или еще выше по реке до Лешуконского (еще 150 км, наверное, самый удаленный район Архангельской области). Так что открытие этой дороги – революция в жизни жителей двух самых дальних районов Архангельской области (Лешуконское связано с Мезенью круглогодичной грунтовой автодорогой). А вот и поворот на Кулой. Перед этим была «свертка» (архангельское словечко) на поселок Тайга. В общем, тут она, тайга и есть. За Кулоем нет населенных пунктов больше 150 км, да и откуда им взяться – тайга, болота. А деревни- то по берегам рек.

Краски все сгущаются и приобретают невообразимые пастельные тона, когда небо очень плавно, мягко и постепенно меняет свой цвет в низком закатном солнце от голубого к розовому, но ненасыщенному, размытому.  Интересно, получатся ли фотки? Фотоаппарат выдает странную фразу: «вставьте карту памяти». Попали. Дали фотик сыну поупражняться… 


Дорога выпрямляется, повороты становятся сначала более плавными, как бы огибающими болота, а потом и вовсе исчезают.
Лес становится мельче.

Температура за бортом снова переходит 20 – градусную отметку. Едем молча под впечатлением от увиденных красок. Чудо. Бросаю взгляд на спидометр. 110. По зимней ледяной дороге без покрытия. Дальше иду 90.

Дорога становится вдруг ухабистой. Да, нас предупреждали. Сейчас кончится отсыпка, потом резкий спуск вниз  и выезд на лед реки Кимжи. Ледовая переправа проходится уже в темноте. Дальше  - новая переправа через реку Мезень, широченную в этом месте, причем по-диагонали.

Еще через 500 метров – пересечение с главной дорогой. Конечно, Мезень – Лешуконское здесь главнее. Еще несколько километров – третья переправа – через Пёзу. В темноте угадывается торчащий изо льда нос баржи. Летом здесь паром. Пошли указатели на деревни. Все верно, это берег большой реки, в которую и в Мезень (40 км от устья), и в Лешуконское (еще 150) могут заходить суда класса река-море. Вообще, река Мезень – удивительное природное явление, имеющая в низовьях ярко выраженный приливной характер течения. Собственно, многие северные реки, включая Северную Двину,  текут во время прилива в другую сторону, но по Мезени прилив несет волну высотой в 6 метров (в поселке Мезень, 40 – 50 км от устья!), по этой причине у Мезени нет дельты, а лед в мезенской губе долго не встает -  взламывается. Когда-то в советские времена здесь планировали строительство гигантской приливной электростанции, но тех времен уже нет. Хотя в инвестиционных планах РАО ЕЭС я видел экспериментальную (малую) мезенскую ПЭС и даже читал, что в Северодвинске изготовили уже первую турбину… Ну, дай-то Бог. А то Мезенский и Лешуконский районы живут на дорогущем дизельном электричестве, не соединенном с единой энергосистемой страны.

Фары из темноты выхватывают табличку «Пограничная зона». Всю жизнь любил и изучал географию. Нет, так не скромно. Я видел глобус. Объясните мне,  пожалуйста, с кем у нас в Мезени граница? По-моему ближайшая – с Канадой, но она с той стороны Северного Полюса. Или  Финляндия все-таки несколько ближе? Формально сюда нужен пропуск, оформленный в Архангельске, но проверяют его, только если в Мезень прилетать. Да, здесь есть аэропорт, принимающий АН-24 из Архангельска.

         
   Кстати, про самолеты. Мезень была раньше еще и местом самого короткого авиамаршрута. На другом берегу – город-спутник, Каменка, с населением, близким к населению Мезени (из-за неработающего лесозавода живущий на пособия по безработице). А моста нет. Поэтому летом – на пароме или моторке (по высокой приливной воде), зимой – по искореженному приливной волной льду, а в межсезонье – на Ан-2. На другой берег. 

          
Поселок  (город, конечно, как меня справедливо поправили) Мезень в темноте производит впечатление солидного населенного пункта. В центре Мезени встречаем колонну нарт, запряженных северными оленями. Это ненцы в магазин приехали. Проезжаем поселок  насквозь и останавливаемся у нового рубленого дома с красной крышей. Когда-то это был дом для приезжих сотрудников Лукойла, теперь здесь с семьей живет Володя, местный бизнесмен (магазин в центре поселка) и депутат районного собрания. У него мы и остановимся. Заезжаем во двор. -25. «У тебя как, на морозе хорошо заводится,  а то ставь в гараж, я свою выгоню». Вот он, Север с большой буквы. «Не надо, заведем».  В доме нас, кроме Володи и его жены, встречают  Ваня и Даня, очаровательные блондинчики 5 и 7 лет. Долгий ночной разговор ни о чем и обо всем. Вот уже и бутылочку уговорили. Володе позвонили из магазина – пришла машина из Архангельска. Поехали разгружать. Машина – грузопассажирская Газель с нехитрым товаром – сок, фрукты, немного сахара, чуть-чуть спиртного… разгрузили за   15 минут и снова в дом. Снова разговоры. О жизни, о севере, о России – матушке. Володина семья уезжала из Мезени, потом вернулась. Корни. Обычно после второй бутылочки москвичи, попадая на Север, начинают «спасать Россию» (термин Лебедева Димы, произнесенный в подобной ситуации этим летом на Соловках). Здесь же разговор тек неспешно, касаясь разных тем, но не выходя из широкого северного русла. Однако завтра рано вставать. Напоследок спрашиваю Володю о северном сиянии. «Сполохи-то? Бывают,  а как же. Да вот в такое  время, в такую погоду и бывают». Но сегодня почему-то нет. А котлетки-то были из лося. Володя – охотник, как и все на Севере.

6 января. Просыпаемся, умываемся. Завтрак уже готов, по хозяйству хлопочет Володя. Жена уже на работе – в магазине. Пока пьем кофе – машина пытается согреться. Все. Спасибо, ребята. Едем в Кимжу. Выезжаем из поселка – в полнеба розовый восход. Только и делаем, что останавливаемся и снимаем,

снимаем,

снимаем.
Да, выезжая из Мезени, попытались купить карточку для фотика. Самое смешное, что в компьютерном магазине нас поняли и даже сказали, что пару недель назад такую продали. А еще в Мезени есть сотовая связь (Мегафон) и нет работы. Поэтому в милиции тут служат 80 человекхоть как-то людей работой обеспечить. Снимаем на мой универсальный телефонно – навигаторо – фото – коммуникатор. Умеет все. Вещь!

40 км, переправа через Пёзу, переправа через Мезень. На том берегу громадный обетный крест. 

Поставлен кимженскими рыбаками  в 1886 году по «обету» - обещанию в случае чудесного спасения после шторма отблагодарить таким образом Бога. В Советские времена, когда церковь закрылась, верующие стали ходить к Кресту. От села до Креста 1.5 км по тропинке через чудесный сосновый бор. И стал этот крест местом не только паломничества верующих, но и просто местом отдыха  селян, местом свиданий и встреч. Ходит легенда, что в 30-е какой-то ретивый председатель колхоза решил выполнить наказ партии, собрал колхозников с пилами-топорами, да по пути  «обезножил». Больше на Крест никто покуситься не посмел. Легенду эту расскажет нам чуть позже Репицкая Евдокия Гавриловна – местная активистка, создатель музея и председатель местного  ТОСа (территориального органа самоуправления)(?). Ее мы нашли по интернету, да и в Мезени нам про нее много рассказывали. А пока едем мимо обетного креста в Кимжу. Поворот с трассы, пригорок и … 2  ветряные мельницы. Вернее, остовы, одна – явно восстанавливающаяся.

И необыкновенной красоты Одигитриевская церковь.

В розовом приполярном  солнце она сверкает древними лиственничными стенами. Строить начали в 1709 году, достроили гораздо позже  - 1763 (?), на деньги местных селян. Так и стоит с тех пор, видно, что слегка отклонилась от вертикали. Несколько раз пытались начать ее реставрировать, но так до конца дело и не довели. Дорого. Вот интересно, триста лет назад срубить топорами недорого, а в 21 веке у нефтяной державы денег нет, чтобы восстановить. Хотя, конечно, нет.  Несколько прогнивших венцов заменили еще при прежней реставрации, а в этом году, говорят, 10 миллионов выделили. Ну, дай Бог, дело сдвинется. По улице бегают стайкой ребятишки. Смех, хохот, раскрасневшиеся счастливые лица. Каникулы,  - 24 . Спрашиваем у них, где дом Репицкой. «Тети Дуси-то? Да вот он, только она сейчас в ларьке, туда идите».

Ларек – комнатка метров 10 в старинном поморском доме, куда надо подниматься, как на второй этаж. Нехитрый прилавок
 стол, на котором разложены деревенские товары – хлеб, конфеты, консервы. Хлеб, оказывается, местный. «Евдокия Гавриловна? Мы  о Вас читали в интернете, не могли бы Вы нам Кимжу показать?», «Ой ребята, да мне еще тут поторговать надо, может, часок по селу погуляете, а потом приходите, расскажу, покажу».  Гулять в такой мороз могут только местные детишки, нам холодно. Садимся в машину. Село не такое уж и маленькое, ездим, останавливаемся около домов,  выискиваем лучшие точки для фото.

Все село – старинные деревянные поморские дома, по шесть, семь, восемь окон на сторону, вход сразу на второй этаж…

Колея ведет на берег реки. Немного проезжаем. Что-то странная колея. Останавливаюсь, выхожу из машины. Ну да, колея от снегохода. Дальше – пешком. Делаю пару шагов и проваливаюсь. Как вовремя остановился! Вдоль берега реки стоят скамейки. Чудесно, наверное, летом. Да и зимой неплохо.


Аккуратно пятимся назад по своим  же следам, дальше едем вдоль деревни. Улица заканчивается, за селом начинается поле. Догоняем трактор. Он сворачивает с дороги на поле, нас пропускает. В тракторе, похоже, отец с сыном, наверное, в лес за дровами поехали. Собственно, а куда же из села на тракторе зимой? Проезжаем еще чуть-чуть вперед и останавливаемся. Кимжа – как на ладони.


Суперское место для фото. Трактор тем временем догоняет и объезжает нас по полю. С удивлением вижу, что он не проваливается в снег. Ну, значит, и я могу развернуться. Закончив фотосессию,   смело выруливаю в поле на разворот. Машина тут же проваливается  в снег по самое брюхо, и беспомощно гребет всеми четырьмя лапами. Трижды дурак. Только что сам проваливался по щиколотку. Черт  меня дернул тут разворачиваться! И лопату не взял (накануне обсудили с женой, что потерялась она где-то на просторах Тибета). Пытаюсь копать подручными средствами. Ноль. Пытаюсь подложить чего-нибудь под колеса. Куда там… Ладно, пойдем знакомиться с местным населением.

Около второго дома от конца села стоит трактор. Поднимаюсь по лесенке на крыльцо второго этажа. Нет, первого, конечно, но первого северного. Дверь ведет в сени, а оттуда налево – в хозяйственную часть, направо – в  избу. Стучу. Молоденький голос из-за двери отвечает – входите. Вхожу. Дом снаружи кажется гораздо больше, чем изнутри. Конечно, внутри – русская печь. Хозяйка в этот момент достает из печи при помощи ухвата горшок. Интересно, что там внутри? В люльке под потолком  явно кто-то есть. Еще один малыш играет на полу вполне современной машинкой. Самой хозяйке лет двадцать отроду, худенькая. Хозяина нет дома, ушел куда-то. Праздник.  Выхожу, иду дальше. Больше около домов тракторов нет. Возле самой церкви из дома выходит мужик в валенках, идет к сараю. 

Объясняю ему, что мне нужно. Мужик отпирает сарай. Там трактор, маленький такой, с кузовом спереди. Прыгаю в кузов, и мы летим на помощь нашему суперджипу. Пять минут, и авто на дороге. Разворачиваться больше не буду. «Сколько я Вам должен?» - удивленный взгляд в ответ. «Ну, а бутылочку?» - «Ты что, завтра праздник, нельзя!». Вот такой северный мужик.

Смотрим на часы. Пора к тете Дусе, час пятнадцать прошел. Евдокия Гавриловна просит обождать еще минут пятнадцать,  через  полчаса выходит, рассыпаясь в извинениях. И потом целый час нам рассказывает про Кимжу, называя фамилии самых знатных селян (Дерягины, например,  – самая известная семья в Кимже, славилась мастерами медного литья – уникальный промысел в условиях северного села). Заходим в дом. Старый поморский дом выкуплен ТОСом Евдокии Гавриловны, там она с такими же энтузиастами основала музей «Политов Дом» (тоже по фамилии местного жителя), в этом музее она продолжает рассказ о селянах и традициях, о том, как те же самые богатые дочери – Дерягины стояли в хороводе девушек на выданье последними, поскольку их род прибыл в Кимжу когда-то последним. Вот и в хороводе им последнее место, а, стало быть,  и замуж тоже… «Что ж заранее не позвонили, мы бы вам и спели старинные песни в старинных нарядах, и пирожками (шаньгами) накормили бы», - сетует Евдокия Гавриловна. Да звонили, благо телефон в интернете есть, но что-то, видать, со связью на Мезеньщине…

Вместе с нами на экскурсию поехали женщина с маленькой девочкой – местные, слушают с не меньшим  интересом. После музея едем к ветряным мельницам (одна тоже восстанавливается ТОСом  Репицкой) и далее, к обетному кресту, слушая про него то, что я уже рассказал. Вернувшись в деревню, долго уговариваем  Евдокию Гавриловну взять нехитрые рождественские подарки. Соглашается только на то, чтобы раздать их местным детишкам.  Об оплате за экскурсию даже слушать не хочет. И ТОСу не надо. «Хорошо, ну а пожертвования на восстановление церкви у Вас кто-то принимает?» - «Да. В магазине висит ящичек». – «Ну, тогда пусть будет на церковь…». У меня  нет даже капли сомнения в том, что наша скромная плата за экскурсионное обслуживание окажется целиком в этом ящичке. Обмениваемся визитками. «Как только на сайте Кимжи появится e-mail, значит, и к нам пришла цивилизация», говорит Евдокия Гавриловна. Расстаемся и, просветленные, едем к трассе на Архангельск.


Начало четвертого, густые сумерки. До Пинеги 150 км, ждут нас в пещерах на экскурсию в пять. Ну, собственно, как получится, решаем мы, а нога сама давит на газ, потому, что хочется, чтобы получилось. Утомленные морозными прогулками,  девчонки засыпают. Летим по морозной трассе в лучах закатного солнца. Скорость 120. Вот вам и архангельские зимники. Но не увлекаться… Кулой. Поселок Тайга. Начинаются повороты, на них и на подъёмах дорога посыпана шлаком из котельных. Вот и крутой спуск с поворотом к деревянному мостику через канал Кулой. Притормаживаю, как мне кажется достаточно, однако машина продолжает скользить вперед мимо мостика… Не помогают ни АБС, ни отпущенные тормоза. В последний момент колеса цепляются за что-то твердое, и машина, почувствовав уверенность, вкатывается на узкий деревянный мостик. Девчонки просыпаются, а я вытираю пот… Теперь через 10 км Пинега, еще 20, - и   Голубино.  

В Пинеге нужно бы заправиться, однако на Лукойле идет слив бензина. На другой заправке,  расположенной в другом конце села заправляться не решаюсь. Оно и к лучшему: времени до пещер нет уже совсем. Дорога меняется – начинаются повороты, спуски – подъёмы – «горы». Раздумываем над тем, что в темноте после пещер возвращаться будет тяжело, лучше бы здесь переночевать. Без 10 минут пять въезжаем в ворота Голубино. Здесь нас уже ждут - присоединят к экскурсионной группе, идущей в пещеры из Голубинской гостиницы, что в монастыре на Красной горке в 5 км отсюда. Готовимся к походу в пещеры.  Пока ждем основную группу – знакомимся с нашим проводником – Павлом, подгоняем каски и фонарики, надеваем защитную одежду.

Подъехала группа, она достаточно большая – человек 15, кое-кто уже отпраздновал Сочельник. Уже при инструктаже проявляется глубина души и знаний Павла, его любовь к здешним краям и живой природе…  Чего только стоил рассказ о летучих мышах и трепетное отношение к ним.  Он знает все места в пещере, где они висят – спят долгой зимней ночью. Можно делать все – фотографировать, смотреть, светить, нельзя только будить – это для них смертельно,  поскольку проснувшаяся  зимой мышка не сможет найти себе корм. И вот идем гуськом к входу в пещеры. Тропинка вьется в темноте по склону, над головой – тысячи звезд. Вход в пещеру – провал, вниз спускается сначала металлическая лестница с перилами, затем – приставная деревянная. Кое-кто из уже отметивших решает остаться. Ну и хорошо. Вход в пещеру огорожен решетками, однако, сетует Павел, вандалы все равно проникают внутрь и пишут свое «здесь был» на стенах. В общем-то, не так страшно, пещеры гипсовые, и вешние воды, затопляя,  очищают их от скверны,  однако, обидно. По этой же причине в пещере нет сталактитов – сталагмитов, только немножко ледяных сосулек. Входим в пещеру. Здесь она трехэтажная, нижний этаж непроходим, мы движемся  по второму. Ход постепенно сужается, и Павел сообщает нам, что настал тот момент, когда взрослые завидуют детям. В самом прямом смысле проползаем через узенький ход и попадаем в зал. Дальше туннель становится прямым и широким. Это место так и называется – «метро».  У отслоившегося от потолка каменного пласта останавливаемся. «Тещин язык». Есть примета, что если его почесать, то теща не станет болтать лишнего. Мужская часть группы выстраивается в очередь. В 10 метрах от камня висит, прицепившись к стене, очередная летучая мышка. Рассматриваем ее как следует, но фото не получаются, - наш суперкоммуникатор снимать в  темноте не умеет. Пока очередь движется,  Павел рассказывает очередную байку о том, как особо ретивый  парнишка проучил свою тещу – залез на «тещин я зык» к самому его корню и поцарапал. Говорят, теща после этого болела несколько дней. И вот традиционное развлечение в пещерах – «смотрим» темноту, «слушаем» тишину. Выключаем свет, сидим молча минут пять, а потом Павел тихим голосом начинает рассказывать нам легенды этого края. О Пинежских старцах, не принявших  Никоновских реформ и ушедших в эти пещеры, унеся с собой некоторое особое Знание. Больше старцев никто не видел, ни живыми, ни мертвыми. Потом мысль от старцев скользнула к просветленным ламам Тибета, умевшим впадать в летаргический сон. Для чего? Может, чтобы передать потомкам Знание, которое может потеряться в смутное время, а его надо хранить. А может, и старцы ждут в какой-то пещере в летаргии, когда же закончиться вся эта всемирная ересь, и можно будет явить чистым потомкам, вернувшимся к Аввакумовой правде, сохраненное Знание? А дальше мысль потекла по Тибету,  к Священной горе Кайлаш, в глубине которой хранятся «образцы» представителей цивилизаций, прошлых и будущих, дабы не прерывался разум на Земле. Уж не уснул ли я?  Наверное, задремал в темноте, и привиделись мне картинки из только что увиденного Тибета,  с горой Кайлаш…. Ущипнув себя, понимаю, что не сплю, и говорит все это Павел.

Это со мной уже было. В октябре, через месяц  после возвращения из Тибета прилетел я вновь на Пинежье, и так поразила меня эта бездонная северная глубина, что в сердцах сравнил я Тибет с Пинегой. Невольный свидетель этого откровения, Саша Пирогов, долго удивленно смотрел …

 Сколько времени прошло  без света? Минут пять? Или  сорок? Зажигаем свет и идем к выходу, по пути останавливаемся на берегу подземной речки, умываемся,  пьем воду.  Вот, собственно, и все. Выход из пещеры встречает нас бессчетным количеством звезд. За  ужином в Голубинке раздается звонок. Володя из Мезени. «У нас тут сполохи. В полнеба. Разноцветные». Ну, не угадали, всего один день. Мест в Голубинке не появилось. Бензин на нуле, правда, есть полная канистра, но ее до Архангельска не хватит. У местного таксиста спрашиваю, есть ли заправки в сторону Архангельска. Нет, только в Пинеге. «Но на Лукойле не заправляйся», - «Почему?» - «Бодяжат сильно». Вот те раз. Ну, все равно возвращаться в Пинегу. Заодно спрашиваем про гостиницу. Есть. Целых две, одна – муниципальная, одна – «Титановская», на берегу. Заправляемся в Пинеге, находим муниципальную гостиницу. Там заняты два номера. Потому, что в них есть  печки, которые сами постояльцы и топят. Гостиница теперь частная, но недавно, ремонт сделать не успели. Едем в другую, на берегу. Там наоборот, жарко, гостиница от леспромхоза, от его котельной и топится. Ключи от номеров – в диспетчерской леспромхоза на соседней улице. Простенько -  чистенько. Какой был долгий день. По коньячку и спать. Перед сном забежал в местный магазин, купил чудных пирожков с капустой. А все встречные поздравляли с праздником.

7 января. Проснулись, выспались. Сегодня - 200 км до Архангельска. Но мороз за 20. Пока завтракаем, смотрим, как мужики – соседи заводят 10-ку. Сначала копались под капотом, потом спустили ее под горку на берег реки, под конец развели под ней костер.  С опаской приближаюсь, предлагаю помощь. Нет, там что-то примерзло, разогреем – заведем. Ну, как знаете. Отвез ключи в диспетчерскую, возвращаюсь к гостинице. 10-ка уже тарахтит. Быстро долетаем до Малых Карел. Как раз начинаются рождественские гуляния,  но холодно. Да и впечатлений от поездки уже столько, что хочется домой. Тогда в Архангельск. По пути заезжаем в аэропорт в надежде отправить девчонок сегодня вечерним «Нордом». Не тут-то было. Нет мест. Ну ладно, полетят завтра, а пока договариваемся с приятелями пообедать. За обедом друзья приглашают нас на рождественскую утку, но тут возникает мысль – не спросить  ли насчет билетов у Валерия Александровича – он в совете директоров «Аэрофлот – Норда», может быть, поможет. Очень сомневаюсь – коммерческая компания вряд ли будет скрывать наличие мест, – однако звоню. Ответ следует незамедлительно – «бегом в аэропорт».

 Есть несколько видов  бизнеса, которые я не могу понять. Авиаперевозки в их числе. Ну как это – самая доходная в мире авиакомпания  - Ryanair – продает билеты по 20 евро. А билеты на AlItalia до Милана только что обошлись мне в 300.  AlItalia – убыточна. Наверное, и в возможности приобрести билетик через своих – тоже есть особый смысл авиабизнеса. Кстати, девчонки  в самолете наблюдали с 10-ток свободных мест…

Машу своим ручкой, звоню Валере, опять я его должник, сдаю неиспользованные места на завтрашний рейс – и за руль. Дорога уже в темноте, все знакомо, поэтому через часов 6-7, отобедав  по пути в придорожной забегаловке,  останавливаюсь  в гостинице в центре Вельска. У центрального входа тарахтит дизельная Паджера. «Хочешь, не глуши свою на ночь, я присмотрю, а то эти не смогли с утра уехать – весь день заводили», – показывает пальцем на работающее авто охранник. Спасибо, мил человек, за совет. Но я как-нибудь…

8  января. Старт в 8. Собственно, дорогу назад описывать смысла  снова нет. Ни приключений, ни проблем, ни гаи, ни трафика. Только белый храм  в Кадникове да красный на Горушке было хорошо видно. В Вологде размялся – походил полчасика по Кремлю. Холодно.

Всю дорогу слушал кассеты с немецким. Интересно, поможет? Усталость, трафик и грязь появились после Загорска.

Хм. Когда-то однажды нам довелось вызывать Службу Спасения на объездную Загорска. Девочка – диспетчер, выслушав нас, после долгой паузы произнесла: «Не нахожу такого места».

После Сергиева Посада. Уже в Москве поймал себя на мысли, что не встретил ни одной аварии. Только стоило подумать, как прямо на моих глазах на Садовом Кольце переворачивается машина. Надеюсь все же, что мысли не столь материальны.

P.S. Так и за что я люблю Север? Не ответить просто так. Но мне кажется, что наши самые глубокие корни именно там. Вот еще на Норвегию взглянем…

 

 

 

Вместо послесловия.

Три года долой. На Норвегию взглянули. Похоже, и правда, с Севера мы. Русы. Валера больше не в Аэрофлоте, поэтому теперь не может «доставать» билеты, зато может прилетать в Чухлому на Як-18. Ryanair отвез нас в январе 2010-го из Берлина в Лондон за 6 евро – куда катится мир?  Ан-2 в Каменку не летает. Впрочем, уже и тогда не летал. Володя с семьей переехал из Мезени, сначала в Новодвинск, а сейчас еще южнее – в Новгород. Электронную почту на сайте Евдокии Гавриловны не обнаружил. Но это ни о чем не говорит.

Одигитриевскую Церковь начали реставрировать путем переборки. Разобрали в 2008-м, видимо, на те самые 10 миллионов. Что сейчас – не знаю, знаю, что не собрали еще. Остается надеяться, что она возродится, потому, что это действительно чудо.

И мы счастливы, что успели до него дотронуться.



 


  • 1
посмотри у albokareva в жж про перспективы сборки
та программа бюджета которая на нее идет саквестирована.

вообще в связи с событиями последних дней я изрядно потерял веру в людей.
надо свалить из Москвы куда нибудь на Мезень зимой

Да я так и думал (про секвестр)
Про сваливать - факт, надо.
Потому и в ностальгию вдарился.
Про потерю веры - напрасно. Если ты про Манеж - то всплыло то, что было всегда. Ничего нового.

нет я не совсем про это а про то что когда всплыло несколько человек, не друзей но знакомых меня очень неприятно удивили тем что из них наружу полезло.

"по Мезени прилив несет волну высотой в 6 метров (в поселке Мезень, 40 – 50 км от устья!)"
Жил в Мезенском районе несколько лет, и в Мезени часто бывал, но волн на реке высотой 6 метров что-то не помню. Это Вам, случайно, не местные жители рассказывали? Те еще любители посочинять, особенно, когда видят, что человек приезжий.

А, понял! Приливная волна, это не волна высотой 6 метров, которую "несет" как цунами, как можно понять из Вашего текста. Это высота прилива, а прилив идет хотя и быстро, но постепенно.

Ну да, некорректно написал... Извините.

Ну, я уж и не вспомню теперь, кто. Конечно, местные, а я доверчивый...Источник информации - совместная разгрузка Газели. А интересно, насколько вода в границах поселка поднимается? И про Ан-2 - тоже сочинили?

Вы и в Мезени Мезень поселком называли? Ужас! Я как-то, отправляя письмо из Архангельска в Мезень, на конверте написал "с.Мезень", так на почте букву "с" аккуратно зачеркнули и написали "г", т.е. не село, а город Мезень. В этом смысле там все очень щепетильные. Как Екатерина Вторая Мезень городом назвала, так они себя горожанами и считают.
Уровень подъема воды не измерял, но, помнится, что не шесть метров, поменьше. Метра три точно, может, и четыре. В Каменке точно, четыре, она к морю ближе. В самой Мезенской губе, там точно, шесть-семь метров. Электростанцию там и собирались строить, не в самой Мезени.
Про Ан-2 правда, сам летал из Мезени в Каменку. Самолеты в 80-е годы летали по всем деревням района. Бабушки к родственникам в другую деревню на 2-3 дня в гости запросто летали. Билеты-то недорогие были, 2-3 рубля.

Не, что Мезень - город по статусу, я знаю. Это тут сорвалось. Виноват-с. О, и в тексте тоже. Сейчас исправлю.

- Ах, Лешукония - страна воров и беззакония! - говаривал лет 30 тому назад мой дружок по срочной службе на Черноморском флоте, попавший на юга из глухой деревеньки Лешуконского района. А я его рассказы вспоминаю до сих пор... :)

Ездили в том направлении осенью 2008 г., но церковь кимженскую уже разобрали, так что добрались только до села Кулой. Хочется все же как-нибудь добраться до Мезени, и ещё среднюю Пинегу посмотреть.

Благодарю за блог

Спасибо, полезный материал. Добавил ваш блог в закладки. Журнал Ваш что-то не очень раскрученный и не посещаем. Попробуйте продвинуть Ваш ЖЖ с помощью софта XRumer 7 Elite (ХРумер 7 Элите) взять можно на http://x-rumer.ru/ слышал убойная программа для рекламы ЖЖ блогов.

Re: Благодарю за блог

Спасибо. Не ставил задачу "раскручивать" блог - пока мне это не сильно интересно. Друзья читают - мне этого достаточно.

Благодарю за блог

блог перспективный, помещу блог в избранное.

по воспоминаниям 1986-87гг

Возле Голубинской пещеры не было ничего - лес.
В провал спускались по поставленному вниз бревну и с веревкой - других признаков цивилизации не было.

Деревянный шлюз на канале Пинега-Кулой - работал.
Мы его проходили на байдарках, специально для нас работник шлюза устроил шлюзование (не даром, правда).

Путями поморов. Итоги. «Вдоль польских кладбищ эстонск

User valcol42 referenced to your post from Путями поморов. Итоги. «Вдоль польских кладбищ эстонской дорогой». saying: [...] nbsp; Дорога, приближаясь к поселку Пинега, проходит через Кулогоры и начинает петлять. Однажды [...]

Пёзский Волок. Рассказ - экспедиция, окончание пролога.

Пользователь qwerty765 сослался на вашу запись в «Пёзский Волок. Рассказ - экспедиция, окончание пролога.» в контексте: [...] удивительный – медное литьё. Стоп-стоп! Как же я раньше-то не спросил, еще при первых визитах [...]

  • 1
?

Log in