Previous Entry Поделиться Next Entry
Мост в будущее.
kvastravel

(Прегель и Преголя).

 

Не стремись к успеху.

Стремись к тому, чтобы жизнь имела смысл.

Альберт Эйнштейн.

Я, когда начинал свою страничку в ЖЖ, декларировал, что она будет о путешествиях и поездках. Потом так получилось, что путешествия привели к Шотовскому Храму и Теремам. Поэтому записки о них – это тоже о путешествиях. Выпады по поводу происходящего, критика – это тоже о путешествиях, поскольку путешествия, на пару с интернетом, позволяют понимать, что же происходит в стране на самом деле. Но тут меня самого задело, что что-то много я стал разглагольствовать о проблемах. Позитиву захотелось. И вдруг подвернулась поездка на пару дней в Калининград, который Кёнигсберг.

Я часто ищу контактов с теми или иными людьми. Но с хорошими судьба меня всегда сводит случайно, сама, принимая тот или иной облик. Лет пятнадцать назад судьба приняла облик лестничной клетки. Мы были молоды, шумно праздновали какой-то день рождения, еще не сильно думая, сколь двойственен этот праздник. Распелись, расшумелись. В дверь позвонили. Открыв дверь, я обнаружил на пороге огромного соседа из квартиры напротив, и не с бранью и претензиями, а с появившейся раньше него самого, как у Чеширского кота, улыбкой и столь же огромным арбузом. «Поздравляю!»

Так мы и познакомились c Павлом Николаевичем Федоровым. Близко общаться мы стали позже, когда он уже переехал в Калининград. Году в 2002 он уже зарегистрировал там свою компанию, замыслив «нечто безумное».  

 

Кто знает Кениг, наверное, знает, сколь он необычен и противоречив. Город когда-то был безумно красив, но случилась Вторая Мировая. Все самое красивое в этом городе было разрушено либо бомбами (английскими, надо сказать), либо расчисткой территорий для нового Калининграда, а красивейший замок послужил источником кирпича для восстановления Сталинграда. И получился город, центр которого оказался застроен сталинками, его окружение – блочным уродством, а и в то, и в другое  вкраплены здания довоенной, прусской постройки, иногда единичные, а иногда целыми семейками и даже микрорайонами (когда я впервые попал в такой микрорайон, я подумал, что Штирлиц должен был жить именно там). И остров Канта, образованный двумя рукавами ПрЕгеля (или ПрегОли, как кому удобней), на котором когда-то были узенькие улочки средневекового города, примыкающие к Университету, стал пустырем, а потом парком. И только громадный собор уцелел, хоть и пострадал изрядно. Вот и получился город с формальным, сталинским центром в одной его части, и неформальным, с собором и могилой Канта, в другом.

Кенигсберг так и стал для меня символом противоречивой российской души – во всем мы такие, рушим все попавшееся под руку немецкое (сначала по необходимости, потом по инерции), строим на освободившемся месте коробки, которые тоже там не живут, потому что поспешили, просчитались и не учли, понимаем, что немецкое было лучше, хватаемся за голову, как мало его осталось, и зовем немцев сносить коробки и строить снова по-своему… К Федорову не относится.

Сразу за островом Канта на километр по берегу Преголи тянулся пустырь, мимо него шла Октябрьская улица с трамваями, а по другую её сторону низкая, заболоченная пойма реки была застроена микрорайоном блочных десятиэтажек. Набережная выглядела примерно так.  Две беды постигли жителей этого района – сначала в нем забыли спроектировать и, соответственно, построить инфраструктуру – и детский сад, и школа остались с той стороны Преголи, то есть малышам каждый день километр до моста по одной стороне, потом километр по другой. А второй раз – через десяток лет после постройки, когда в одном из домов вдруг стали лопаться стекла. Болота, плывун, и на сваях, видать сэкономили. Один дом отселили, но остальные – ждут. А дальше за пустырем шли военные склады.

А что было у немцев? Да ничего. Там и вправду тяжело строить, поэтому когда-то тут была рыбная биржа. Приходили баркасы к деревянным пристаням, разгружали рыбу под навесы, торговали. Потом были маленькие домишки, жители которых переходили Прегель по разводному трамвайному мостику…

«Безумная идея» Федорова состояла в том, чтобы сделать эту часть Кенигсберга действительно центром. Чтобы люди, приехавшие к Собору и на могилу Канта, могли бы погулять по набережной, посидеть в открытом кафе, пройтись на катере по рукавам реки, подняться на смотровую площадку и, устав, остановиться в хорошей европейской гостинице. По европейским же ценам. И чтобы построенные новые дома ну хоть чуточку, по стилю, по облику, по красоте, гармонировали бы с Кафедральным Собором.

Нереально? Я тоже так думал. Даже когда уже сам вложил деньги в создание проекта (после чего не спал несколько недель, размышляя, что буду продавать, чтобы расплатиться с клиентами и акционерами).  Даже когда прошел по мосту.

Потому что Федоров решил начать все с моста. Ему десять раз покрутили пальцем у виска. Какой мост? Разводнооой??? Для жителей и детишек? Постройте им детский садик и школу – дешевле станется. Но нет. Новый старый центр города не может быть без моста и набережной, без перекладки старых, еще прусских коммуникаций, без переноса трамвайной линии. И с проектом – в Питер, к Клебанову, в Москву, к Грефу, в Калининград, снова в Москву, в Берлин, к архитекторам, в Питер, для заказа механизмов разведения моста…

Федорову повезло. Калининград готовился к 750-летию. И он сумел пробить финансирование и набережной, и коммуникаций. На этом месте не было ничего, и ему не пришлось ничего ломать и ничего никому доказывать. Ему повезло, что у него есть друзья, включившиеся в его проект тогда, когда он заложил все свое имущество, а на мост еще не хватало. Ему повезло, что  у него такая голова – производящая на свет удивительные идеи, и он, например, при забивании первой сваи опор моста в Преголю вдруг находит в реке сапог Мюнхаузена, да так его находит, что об этом сообщает CNN,  итальянские мастера берутся его реставрировать, а к нему знакомиться приезжает мэр Боден-Вердена. Или вопреки всем расчетам вдруг при проектировании бизнес-центра выкидывает три этажа офисных площадей и делает там зал дворца бракосочетаний. И что он столь контактен, что главы посещенных им музеев мира непременно едут к нему с ответным визитом.

А Кенигсбергу повезло, что есть такой Федоров. Всегда и все доводящий до конца. Несмотря на то, что это бюрократическая Россия, в которой, чтобы переложить рельсы на Октябрьской улице Калининграда, надо раз пять слетать в Москву и раз десять в Питер. Это только за разрешениями, а ведь еще и деньги под это надо получить. И под набережную. И под мост.

Несмотря на неверие инвесторов и горожан. Несмотря на авантюрность плана и абсурдность его бизнес-составляющей.

Окна его офиса расположены на самом  верхнем этаже первого из девяти уже построенных зданий Рыбной Деревни, расположенного на противоположном берегу Прегеля. На первом этаже которого размещен привод разводного механизма моста.И из его кабинета весь комплекс, как на ладони, с мостом и Кафедральным Собором. В какой-то момент он увидел, что на площади перед мостом находились одновременно  восемь невест. А в другой раз подсчитал, что через его мост в день проходит около 14 тысяч человек.

И я, будем честны, в глубине души не верил. Но в этот приезд я жил в отеле «Кайзерхоф», 4 звезды и две тысячи рублей с бесплатным СПА и Wi-Fi, обедал в ресторане «Хофбург», с видом на Прегель в окнах и на старый Кенигсберг в промежутках между ними. Поднимался на маяк. Кстати, когда его строили,  на вершину стала прилетать чайка вить гнездо. Федоров позвал художника, тот нарисовал, затем отлили в бронзе, с яйцом в гнезде. Теперь весь Калининград знает, что если потереть яйцо, то через девять месяцев получите результат. Яйцо отполировано до блеска. Еще покупал марципаны в немецкой кондитерской по пути на концерт органной музыки в соборе (очень рекомендую – в Кенигсбергском соборе по субботам в 11 и 14 органные концерты – там теперь новый орган, самый большой в Европе, подаренный немцами). Наблюдал, как на Дне Кенигсбергских Котов (Федоров в прошлом году придумал) кузнецы из Франции выковывали из полоски стали железного кота под удивленные взгляды настоящих калининградских котов на поводках. И был счастлив на свадьбе младшей Федоровой, Надюшки, в новом зале бракосочетаний в здании бизнес центра «Рыбная Биржа».

На свадьбе было много друзей, в том числе из ближайших стран, Латвии и Эстонии. И все граждане не России, когда мы уже подвыпили, стали в один голос и наперебой удивляться, что что-то все русские последнее время стали Россию, власть, порядки, ругать почем зря. Они прямо с пеной у рта доказывали нам, что им со стороны виднее, что у нас все здорово, что мы просто не видим и не понимаем своего счастья, что нас зауважали… Я сначала не верил своим ушам. А потом понял. Они же с Федоровым общаются, с ним ведут дела, по его рекомендациям знакомятся, через него выходят с вопросами к нашей власти… Это они по Федорову о России судят. Что ж. Такой Россией и я готов гордиться.

Есть и другие примеры удачной идеи и грамотной ее эксплуатации на всеобщее благо – Мышкин, например. Или монетка в Казани, вылившаяся в тысячелетие.  Я этот пост хотел назвать так. «Так и должно быть». Когда находится кто-то, кто готов из ничего сделать конфетку, вдохнуть новую жизнь в старые стены, у того все получается. И власти под его напором отступают и начинают заниматься своим прямым делом – тратить бюджет на то, что обеспечит свободное рыночное развитие территории. В коммуникации и инфраструктуры, в дороги и мосты. И инвесторы перестают щелкать глазами-долларами, как Скрудж – МакДак, и оказывается, что можно просто получать нормальный доход в достойном деле (по правде сказать, у меня не было ни до, ни после, такого прибыльного вложения).

Ну как? Но куда же без традиционной ложки? Такая вот табличка висит на мосту. Мэрией он, оказывается, построен, к юбилею. Мэрия, впрочем, имеет к мосту самое прямое отношение – до сих пор должна компании Федорова 11 миллионов. Но у моста четыре опоры, есть куда еще чего-нибудь прибить.

 И следующую очередь строить у Федорова пока не получается – за пустырем военные склады. Вроде, и землю под них выделили. И цену определили. Но сам министр эту цену зачеркнул и написал от руки в пять раз большую. Но я уверен, что он снова что-нибудь придумает. А вы как думаете?
              П.С. Я, как всегда, забыл фотоаппарат. Поэтому плохие фотки - с моего телефона. А хорошие я позаимствовал на сайте у самого Федорова.


  • 1
Прекрасно! действительно, радуешься за Россию, когда такое читаешь:)

(Анонимно)
Фотки хорошие. Есть "мягкость" в телефонных кадрах. Что-то от монокля.

Мы неделю назад жили в Кайзерхофе. Очень приятное место. И отель, и набережная. И мост.
Правда, цены там теперь в два раза выше, чем вы пишете =)


Год назад было. Я, правда,подозреваю,что и тогда была какая-то акция...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account