Previous Entry Поделиться Next Entry
Едем по восточной Африке. 8 января, Танзания, масаи.
kvastravel
Продолжаем догонять уже прошедшее. Как я и обещал, вслед за 6 и 7 числом у нас наступило

8 января. Позволяем себе выспаться сегодня как следует – из-за разных сокращений маршрута у нас образовался даже определенный его запас – и выдвигаемся в сторону Моши, столицы региона Килиманджаро, в надежде рассмотреть великую африканскую гору вблизи. А пока 80 километров снова едем и смотрим по сторонам


Чтобы снять процесс перехода  этой «шрапнели» в свитерах цветов танзанийского флага, предводимой  статной наставницей с хворостиной в руке,

мы даже остановились.  Но вот орудие воспитания поднято вверх, дамочка вышла к середине дороги, взмах, - и шрапнель со всех ног бросается на другую сторону.

А мы едем дальше. Килиманджаро безнадежно закрыт облаками

И мы просто вкатываемся в город Моши, среди достопримечательностей которого обозначена  башня с часами.



Потолкавшись по городским улицам, решаем двигаться в сторону кенийской границы другой, мелкой дорожкой,

поначалу хоть и узкой, но достаточно хорошего качества, петляющей по деревенькам Прикилиманджарья. Потом асфальт исчезает, а в какой-то момент  мы то ли зеваем нужный поворот, то ли навигатор представляет себе картинку, отличающуюся от действительности… Но дорога забирается вверх, на небольшое плато и становится колеей,

обозначенной, правда, на бумажной карте самой тонкой из возможных линий. Масайские деревни тут, в отличие от Нгоронгоро, нетуристические, масаи с интересом смотрят на музунгу в машине и не делают характерного движения большим и указательным пальцами при направлении на них объектива фотоаппарата. Здесь зарождается мысль зайти к масаям в гости, но дорога вдруг упирается в шлагбаум, разговор с оператором которого приводит нас к определенному удивлению.
    Строительство дороги тут в планах правительства, но оно пока не знает, насколько эта дорога будет  востребована. Вот, для фиксации проезжающих машин и поставлено два шлагбаума,  на  въезде и на выезде из некоей масайской территории. Нам приносят амбарную книгу, записи в которой гласят, что предыдущий раз тут проехали 5 числа, три дня назад. А дальше начинается приключение – дорога из твердой грунтовки становится сначала пыльной, потом  - пыльно-песчаной,  машина начинает плыть по мелкодисперсной взвеси, утопая в ней чуть не по ступицы и поднимая вокруг такие облака пыли, что приходится даже закупорив салон вооружиться влажными салфетками..

На выезде из пылевой зоны – снова масайская деревня, и мы не можем себе отказать в попытке в нее проникнуть.

Можно ли нам войти, решает вождь

Вот тут нам и пригодился водитель, знающий суахили. Настоящие масаи, в отличие от масаев туристических, на хорошем английском объяснивших нам как-то дорогу в Нгоронгоро, по-английски не говорят…
    Войти можно, надо будет что-то оставить, ну, денежку какую, потом, так что – добро пожаловать!

В этом поселении живут три семьи.  Три брата, старший и есть вождь. У двух старших по трое детей, у младшего пока двое.



Вчера тут родились  овечки,



поэтому мужчины отогнали стадо коров дальше, и в деревне только вождь с женщинами и детьми.

Мы заходим в хижину

 и снова удивляемся: Тут чисто, внутри жилище разделено на части и спальни детей и родителей отделены друг от друга. И, самое главное, нет того ужасающего запаха, сопровождающего обычно замкнутые пространства, наполненные немытыми телами. Нам показалось, что масаи, по крайней мере те, у которых мы в гостях, опрятны и  даже более  чистоплотны, чем остальное африканское население… Очаг находится  прямо на полу при входе, и он столь мал, что поначалу мы его и не заметили. Готовят на нем мясо, насаживая на шампуры из веток определенного дерева и втыкая их вертикально вокруг  огня.
А дети ходят в школу в ближайшем  поселке, вперед по нашему курсу.

Вождь с женой

Копье предназначено для того, чтобы воткнуть его в пасть льву, когда тот нападает.

Пока мы разговариваем с вождем и фоткаем очаровательных детишек



Женщины раскладывают товар,



Как это и принято в такой ситуации, стараемся купить по одной безделушке у каждой, но, в результате накупаем много всего, и когда, попрощавшись  уже, садимся в машину, видим какое-то совещание за воротами, после которого масайские женщины бегут вдруг к машине и начинают нам дарить еще какие-то безделушки – видимо, в знак благодарности, что накупили у них всякой ерунды. С удовольствием дарим в ответ магнитик с Кремлем вождю, рассуждая о том, что не увидели холодильник, на который они его прилепят, и с чувством какой-то радости покидаем эту деревню, неиспорченную еще потоком музунгу и не сделавшую попрошайничество и кривляние своим основным заработком. Не ходите, братцы, в туристические деревни, где все напоказ, найдите такую вот, в стороне от дорог, где вам искренне предложат не милостыню подать, но купить своими руками сделанную поделку, пусть вам и ненужную, но для них – заработанную.
    На трассу выезжаем в 6 километрах от кенийской границы и, не найдя достойной или вообще какой либо мойки, подкатываемся к границе с Кенией – самой бестолковой границе в нашем путешествии. Но об этом в следующем рассказе, который следует…
 

?

Log in

No account? Create an account